ИГРАЕМ СОФОКЛА

ИГРАЕМ СОФОКЛА

Весенний день могуч как вертолёт —
Винтами раздвигает воздух жидкий,
С людей ручьи бегут как пережитки,
А время молча движется вперёд.


Ты засучил рукав и смотришь прямо
Перед собой, как перпендикуляр,
На жителей села Кривые Ямы,
Которых не коснулся Божий дар.


Они бредут по пахоте гуськом,
Не склонные к сарказму и сатире,
У каждого, наверно, в горле ком,
Но их про это в школе не учили.


Жизнь на селе — не то, чтобы обман,
Скорее — дымка в линзе микроскопа,
Когда сквозь мозг, дырявый как карман,
Просачивается подвижный опыт.


А впрочем — землю клюнул шумный грач
И вытащил червя жестоким клювом.
Пора, поэт, слова лечить как врач,
В них, может быть, ещё поверят люди.

С приятелем, поэтом маломощным,
Мы кофе сели пить насупротив —
Мы даже не знакомились заочно,
Один из нас друг друга угостив.


Певица молча пела в репродуктор
Тупой мотив, законченный как шкаф,
А жизнь кругом гремела как кондуктор,
Когда в купе ты заперся, проспав.


«Вот так...» — сказал поэт газетным словом
И губы в кофе мокрые закрыл,
Залив напротив пах плохим уловом
И прочими издержками жары.


Судьбой играя, словно тряпкой с флага,
Вдруг бармен богатеть совсем устал
И, завершая ход хозяйским шагом,
Авторитетом истину застлал.


Он перед нами встал партийным съездом
Тридцатым, скажем (если доживём),
И тоном самых лиговских подъездов
Сказал про время, что и где мы в нём.


Попискивали бляди в уголочке,
За номером «Московских новостей»
Записывались снобы ближе к ночи,
Чтоб утром перед носом шелестеть


Перед такими завтрашними нами,
Которые, чего бы ни пришлось,
Сидят сейчас в кафе, пьют кофе ртами
В стране советской, выгнившей насквозь.

Обратную связь иногда ощущаю
С Кремлём, совещанием политбюро,
Когда за стаканом грузинского чая
Я «Правду» пытаюсь читать между строк.


Я даже пытаюсь взглянуть ещё дальше,
Туда, за газету, на мятый диван,
Где женщина пахнет гулянкой вчерашней
И капает в кухне похотливо кран.


Ну что ещё делать в стране неумелой —
Проснуться как надо, не знает и то,
Чего ты ещё собираешься делать,
Когда совсем голый садишься за стол,


Поэт моложавый, ровесник застоя,
Откормленный самым отборным гнильём,
Помятый руинами новостроек,
Куда там зияет твой новый подъём?


На стенах висят занавески из тюля,
А за занавесками — наша земля.
Завод недалёкий гремит как кастрюля,
И трудно взять в грохоте чистое «ля».


Ты смотришь глазами на что перед ними,
Ты думаешь мозгом, как жизнь пережить,
И что-нибудь скажешь стихами живыми,
И тут же запишешь, чтоб тут же убить.

В лесу, где тайно пахнет лесом
В осенней бодрости предзимнего куста,
И холод от росы кругом
Лежит нетронутый, опасный,
Где птица лёгкая всё лето тяжелела
Сознаньем перелёта над страной
И вот сидит, тяжёлая, на ветке
И вся дрожит от холода. Пора!


Идёт медведь промокшей шкурой
В постель горячего ребёнка —
Он голой лапой слышит землю
И шерсть топорщится тогда.
А там, когда под лапой тёплой
Погибнет поздний насекомый,
Трава примятая продолжит шевеленье,
Пока не кончится зверёк.


И тонкая душа подпольного поэта
Летит над лесом к тучке серебристой
И весь впервые видит лес
В тумане утреннем, живом.
А там вверху роса сплошная
Опоры видимой не зная,
Летает, падает и вновь
Уходит от травы и лужи,
И открывает гений простодушный
Холодные леса, поля с живой коровой
И крыши голые недвижимых домов —
Такая осень здесь,
                  сентябрь, октябрь, ноябрь.

Живи без времени, без времени живи!
Сними часы с руки, сломай, останови,
Сверни в пути своём, зайди к часовщику
И тронь ладонью его бледную щеку.


Мой часовщик, мой друг, ты тоже человек,
Но жизнь твоя, меж двух зажата век,
Сочится, как меж пальцами вода,
Меж шестерёнок, стрелок, в никуда.


И окуляр твой, лёгкий телескоп,
Напрасно меж зубцов, маховичков
Прокладывает мысленный пунктир
За ту черту, что вброд не перейти.



Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования