Жизнь моя в каком-то сизом свете

Жизнь моя в каком-то сизом свете

Жизнь моя в каком-то сизом свете
голуби летят на синий вечер
девушки кому-то обещают
остальным лишь бедрами качают

колокол звонит на неудачу
я уже решил свою задачу
только в мире все неразрешимо
Бог не электронная машина

пусть желты Евангелья страницы
свиньям все корыто будет сниться
были б деньги я б уехал в Ниццу
пролорнировал бы заграницу

там меня никто не понимает
пусть уж лучше здесь не принимают
чем я виноват что идиоты
чужды аромата идиомы

Простое освещалось вдруг
Какой-то силой вдохновенья.
И неземное откровенье
Сжигало клавишей игру.

И долго после томный звук
На фоне медленных трезвучий
Не мог забыть порыв летучий
И нервность трепетную рук.

Пришла мелодия. Уйдет, придет другая.
Аккорды грянут и рассыпятся в пассаж.
Промчатся звуки, властно набегая,
И вздрогнешь ты и боль души отдашь.

И растворятся диссонансы в хоре.
Но в хаосе потонет стройный хор.
И в звукопенное, клубящееся море
Как рифы, смелый врежется аккорд.

Милый Женька Иорданский
Человек наивный очень
Может вовсе не бездарен
Только книги брал без очереди

А по блату брать не нужно
Может лучше чтоб обидели
Я иду к нему на ужин
Милованову увидеть

Милованову и Лиду
Обе умны и красивы
Если даже выпью лишнее
Посмотрю и закусил как

А пейзажи из окошка
Все гора как Фудзи-Яма
Сколько лет прошло я тоже
Не забыл пейзажи БАМа

Этот театр где семь красавиц
Или даже малость больше
И где режиссер мерзавец
Ставил мат попарно лошадью

Да просто вот так вот - жить, веселясь,
Чтоб каждый растрачен был миг,
Чтоб жизнь, как безумная лента вилась
Среди откровений и книг.

Мир - Хаос, ты - Хаос, ты вечен и - он,
Тебе дан бессмертный огонь.
(Не все ли равно там - трон, мегатрон),
Но музыке каждый предмет покорен,
Лишь высшие струны затронь.

Лишь пойми ты, бессмертный и высший душой,
Что рядом страдает другой,
И этот твой брат должен быть воскрешен
Для жизни, тебе дорогой!

Здесь пахнет зеленью
Здесь искренн лес
Своего рода
Зеленая
Обитель грез
И очень мне нравятся сосны
Сменившие город несносный
На миг я забуду богему свою
И лютнею прежнею в руки
Но лучше послушать как птицы поют
Что ж дятел
Тукай
Ты тоже эстрадник
Ты клоун как я
Но только в тебе больше меры
И это понятно:
вино и друзья
Нервы
Вот только кукушку не нужно считать
Уж слишком там много обещано
Что если взаправду отшельником стать
Но - женщина
Конечно я знаю много молитв
И в искушеньи есть удаль
О Господи
Мир Твой
Да что говорить
Ю
Доль
Но пахнет зеленью
Но чуток лес
Сухой валежник
Апофеоз
Природы древней
Равнодушной
к нашей жизни
бренной

Две девушки якутки
В хорошеньких куртках

Что известно мне про город Братск?
Что это не Орел, не Брянск.
Там живет поэт Иорданский
Он известнейший меценат
Я б стихи ему пожалуй дал свои
Да запился у одного пацана
Хоть печатает он Евтушенко
И другой такой примитив
Но он все-таки не мошенник
И по-моему, беспартийный
Мой начальник отдела Лебедев
Бюрократ уже пожилой
Тоже с Братска. Он с нами едет
Мне б удобнее без него.

Но придется на два фронта
Мне пожалуй не привыкать
Эти люди не знают Фрейда
Надо будет им потакать

Но сейчас самолет с похмелья
Как Синбада - эта птица Рок
Раскачает меня и немедленно
Окажусь я выше ворон
Я вообще боюсь самолетов
Даром что великий поэт
Попади-ка я к древним готам
Полководцы сказали б - Эх! -
И не взяли б они ни Рима
И вообще разбежались бы
Эта девушка конечно Римма
Этот муж ее конечно бык
В авиации очень строго
Не покажет девушка ногу
Еще раз Господи спасибо
За то, что сохранил меня
Наш самолет большая рыба
Уже гудит как два шмеля

До х.. электричества в Братске
И гостиницы современны
В магазинах такое богатство
Что можно одеть супермена
Огромные мосты и эстакады
Угрюмы как московский театр эстрады
Но и польза есть и в общем не скучно
Хотя сейчас печально время года
И осень мне не лучшая пора
А птиц консерватория с утра
Представлена лишь сиплою вороной
Которой нынче сыру не найти
И вырос предо мною труб Путивль
В Братске дома как в Москве
И также наверно скучно
Трубы все время курят
Что они курят - Казбек?
Бревна плывут как крокодилы
Их дожидаются пилы
Бабы с баграми
Не разговаривают с буграми
Сидят в тачанках пареньки
Выпускают плавники
Везде крючки-захваты
Как в нечестивой хате
Поленья поленья
Целые якутские горы
Скакали бы по ним олени
Или бараны гордые
Бараны мои начальники
Работают даже ночами
Но - никакого толку
Уж лучше послушать Толкунову
Мои начальники заносчивы
Не понимая ничего
Они готовы днем и ночью
Давить нас маленьких чиновников
А чиновник сидит под чинарой
Мысленно - конечно - с гитарой
Мои начальники как бараны
Я не хочу никого оскорбить
Но они идут на работу рано
Когда разумней в кино сходить
Там появляются новые мысли
А у них в работе один шаблон
И сидит такой с виду мастер
И придумать не может ровно ничего
А правительство ему доверяет
Новенький стул
И окно с дверями
И никогда им не понять
Что мысль есть высшая культура
Что нужно прежде Бога знать
И понимать луну ноктюрна
И лишь потом перестрадав
За человечество и лично
Вдруг засияет идеал
Изобретением и липой
Бараны мои начальники
Работают даже ночами
И каламбура винтовку
Направлю на них прицел -
Но запылил прицеп
И апперцепция Канта -
Кантатой молчания - нуль
Чудесная сарабанда
Не правда ли граф Нулин?
Меня так спросила взглядом
Высокая баба одна
И платье шелковым ядом
Обдало ее до ног
Увитая синей тряпкой
Была она как портрет
А мимо пылили и трактор
И безобразный прицеп
Как будто бы взяли город
И все еще он в дыму
И шамкал по грязи бугор наш
Карикатурой на мурз
Девушка милый технолог
С завязанной что ли губою
Каждое твое слово
Порождает боль
Знаю что ты некрасива
И оттого мне жаль
Что копытные хищные пилы
Вдруг начинают ржать
Сопки Японии Братска
Где-то вулкан Фудзи-Яма
Здесь тоже играют Брамса
И собирают ягоды
Братск - меж туманных сопок
Окутанных тайгой
Как будто Владивосток он
И скоро придет бронепоезд
Дома - в современном стиле
Смотри на любой журнал
Возле центральной гостиницы
Как в южных городах шпана
Это - вечером в девять
Когда защелкнут ресторан
Здесь также фонтан как в Дели
Перед Кино-Тадж-Махалом
В городе нет трамваев
А все остальное есть
Во время мое продавали
Водку в курортном месте
Хороший японский вечер
День рождения одной
Учительницы хрупкой как подсвечник
В зале еще голубой
Было вино хризантемы
Синей гитары волна
И мешался немного Вьетан
С волонтерами Вильгельма Оранского
Сидите вы в японском стиле
Смотрю на вздохи хризантем
Мне нравится их пурпур синий
В Екатерины хрустале
В окне пейзажи как в июле
Хоть осень зачитала приговор
К шелковой наклонясь рюмке
На Алеутской улице
Много кубов и глины
Сосны стоят колючие
Сморят в портреты Ленина
Мимо большого балкона
И этажей мансарды
Как вольнонаемник
Шел я к любителю Сартра
Девушка милый технолог
Лучше была б ты геолог
Или быть может зоолог
Девушка с милой губой
Я говорю х.. с тобой
Женщина с ясными глазами
Сдавала на глупость экзамен
Брожу по свинарнику комбината
Нюхаю цвет дымов
О территории координаты
И заповедник для дураков
Япония и краны
Вот что такое Братск
Все девушки с экрана
Все юноши - барсы
И крематорий леса
Дымит дымит дымит
Чтоб было это место
Как Петербург вдали
Пью вино с красивой этикеткой
И целуюсь с блондинкой брюнеткой
Он приходит на предприятие
К секретарше сразу в объятия

А чуть-чуть погрузишься в грезы
Как ботинок уже наступит
На какой-нибудь продукт эррозии
И смеются все потаскухи

Мой начальник отдела Лебедев
Не знает куда идти
То ли к горам поленьев
То ли через пути
Город с которым прощаюсь
Навеки наверно я
Мне уж не обещает
Своих развлечений яд

Я увидел река Ангара
И сразу закричал УРА!
В доме древнего грека Иорданского
Мир его очагу
Я чувствовал себя лучше в Братске
Чем Чацкий в Москве Петербурге
Сколько бумаги для бюрократов
Делает финская мудрость машин
Маленький Нильс ты гуся Сократа
На юг поскорее гуся тормоши

О, декабристов дети или внуки
Простите мне что я еврея сын
Прославить вас хотя так было нужно
За пьянкой и работой не успел

Братск напоминает Гавану
В каждом доме есть ванна
Пахнет от химии манкой
Я там выступал с шарманкой

Здесь цеха словно небоскребы
И идешь по этому гетто
Где висит изображение скромное
Взявшей первое место девки

Снова проволок паутина
Перечеркивает небосвод
И иду я как пилигримы
Перелезающие огород

Хорошо в Братске быть шофером
Зарабатывают много они
А не то что я сижу в конторе
Как некий господин Онегин

Как золоты осенние березы!
Над ними словно вышита сосна
Вот я хлебнул осеннего вина
И закусил байкальскою селедкой

Пахнет яблоками осень
красны девичьи уборы
я опять кого-то бросил
в философских разговорах

я шагаю рядом с вором
ты умен блатной приятель
плащ твой черный - крылья ворона
монастырь наш настоятель

с алкоголиками ходишь
гладишь девичьи колени
ты наверно плохо кончишь
повторишь судьбу Есенина

Он был довольно маленький
Невнятный человек
Когда его ругали
Он путал нити век

Потом пойдет на площадь
Где мало людей
И кажется горше
Нет и бедней

Вдруг монастырь увидит
Милицию вдруг
Поймет что не в обиде
И мало ли врут

Он был довольно маленький
Невнятный человек
Когда его ужалили
Он так изрек

Вы сволочи падите
Ваш мир проклят
Никто его не видел
Так начинался ад

Я давно не пишу стихов уж
математика моя дурь
с помощью черта формулы откроешь
и лежишь на Дине Помпадур

Я сижу с сигаркой
и думаю о цыганке
девушка в красном
улыбается саркастически

Запою я легко и свободно
о какой-нибудь авиабомбе
а может я неаполитанский бэби
мои ангелы в заливе неба

Один шиз трясет головою
и пишет про пьяных и Трою

Было жарко но я работал
небольшие идеи творил
поставьте граф два прибора
мы будем у вас курить

Стало мне хорошо и свободно
Я избавился от идиотов
Я делился всегда с подлецом
а он считал меня духовным отцом

Будем спать мы как раньше спали
на девушке с острова Бали

Сколько жить мне в стране дураков
неужели навеки навеки
где-то остров недалеко
где пираты на верфи

Не иметь больше дела с гадами
лучше уехать в Геную

Хорошо я сегодня покушал
и поэты мне не мешают
может этого желал бы Пушкин
окруженный остроумной швалью

Стала жизнь моя слишком обычной
на советскую хожу работу
сочиняю стихи по привычке
а недавно бросил пить водку

Получил от большевиков квартиру
успел выгнать оттуда приятелей-нахалов
только будет охота на тигров
чувствую и на этой хате

А пока что я в путь готовлюсь
и разучиваю заклинания
как в пустыне святой Антоний
разговаривал по пьянке со львами

Обижает меня обезьяна
в собственной хате
а я дал ему образование
почти что хатха-йогу

Перестал ты мне дух подсказывать
и опять я среди людей
или выпьешь с поэтов кастою
у которых титул отсутствие денег

Слушай ты молодой священник
не гони так свой мотоцикл
мне мерещится череп черный
и серого филина всхлип

Унылая картина
Дорожек сорных
Небритая щетина
Аллеек черных

Забытая машина
Детишек звонких
Неясная причина
Мечтаний тонких

Младенческие крики
Травы зеленой
Таинственные блики
Природы неученой

Как в страшной сказке
Себе на муки
Как в дикой пляске
Раскинув руки
Стоят деревья
Качают сучьями
Когда дождусь я
Погоды лучшей?

Погода злая
Дала урок
И это в мае
Когда б я мог

Но с ветром, с пылью
Летит крупа
Я вижу с болью
Что нет тепла

Тепло живое
Ушло от нас
И ветер воя
Ведет рассказ

И как всему упрек
Из дома теплого
Не выгонишь с милицией
Там на столбе
Привязанною птицею
Трепещется флажок

Свободный человек, недаром любишь море
В нем как в душе твоей не видно берегов
И что-то близкое ты слышишь в разговоре
Его всегда качающихся волн

Как любишь ты его капризы и угрозы
И сам ты часто так же поступал
И хорошо летают альбатросы
А ты стоишь и наблюдаешь с палубы

Ты сам себе такой же непонятный
Как эта вдаль бегущая волна
Кто скажет про души сокрытый клад твой
А у души какая глубина

И оба вы не знаете покоя
И вечно спорите и с небом и с землей
А корабли идут на дно морское
Как идеал незавершенный твой

Нынче еду я на машине
И дорога мой кузов трясет.
И сидит там одна девица,
Словно в красном костюме черт.

Я смотрю на нее, на осень.
Я люблю гобелен берез.
Хорошо из готических окон
На их бронзу смотреть в обед.

Но мне нравится этот заяц
Слишком смахивающий на кенгуру,
Потому что он так петляет
И охоту превращает в игру.

Я работаю на погрузчике
Его цепи влекут зерно
И две девушки - одно из них грузинка
Подгребают чуть-чуть его.

Я пытаюсь быть с нею вежливым,
Будто я прошлый век, Париж
Но мне кажется, где-то вечером
Ревновать буду эту рысь.

Хорошо, что вторая смена
Небо - Арктика, Самарканд
И все кажется где-то снежный
Все идет сюда караван

Вчера посадили в машину
И на соломе везли.
Кружили кругом осины
А мы опять напились.

Шофер был маленький парень,
Но как шофер - лихой.
В аварию не попали
Приехали: грязь и холод.

Нежданно ее увидел
И сразу же протрезвел
Но им уже справку выдали
И герб выдал сельсовет.

Ах, никто меня не оценит
Слишком заняты все собой
Нужно ехать куда-то к эвенкам
Иль в тайге стоять пред совой.

Или, может быть, вечным городом
Ложный паспорт достав, бродить
И стоять пред большим собором,
Не решаясь туда входить.

Я в совхозе гляжу на сеялку
Как на старенький Коминтерн
Если был бы я толстовским Лениным
Заказал бы, уменьшив, церков.

Потому что дела земные
Так божественны - да - да - да
И когда поля золотые
В монастырь можно больше дать.

Хоть монахи суровы, горды
Сами сеют, а здесь возьмут
И стоглавый престольный город
Словно крейсер издаст салют.

Деревня - это три холма
И за забором - море грязи
Избушка, отделенье связи
Не шире моего письма

Здесь как в раю наивна жизнь
Как в зоопарке свиньи бродят
Собаки лают на чужих
И охраняют огородик.

Довольно современный клуб
Но, к сожалению, не топят.
Библиотека также тут
В которую так мало ходят.

За исключеньем малышей
Да заключенных на свободе.
Я там в фуфайке, словно шейх
Читал Руслана грустный подвиг.

Мне очень близок Черномор
И замок с неизвестным садом.
А папироса Беломор
Так хороша за виноградом.

Я включаю самоход
Наливаю самогон

Наш герой живет теперь в колхозе,
На току работает в ночи
Где выходят на прогулку звезды
И трещит мотор как инвалид

И качают жалобно машины
Над курортной грязью свой амбар
А жираф - погрузчик водит шеей,
Словно ящер в лунные года.

И, вгрызаясь бабочкой дракона
В обмороженный бархан зерна,
Движется, подталкиваемый ломом
Протужуренного алкаша.

Занимаюсь мещанским бытом
Выбираю красивый шарф
Ах, рябина, ты моя рябина
Красна ягода алкаша!

Подбегают ко мне менты
а я с ними давно на ты

Что же делать, ах, что же делать
пить не хочется ждут менты
из-за глупости красивых девушек
рассердились на меня святые

А вчера я читал Вальтер-Скотта
было поздно уж два часа
у них сражение началось не скоро
и казнили одного стрелка

И красавица-леди в шпорах
скакала во весь опор
Утром кто-то в нашу контору
принес алых и белых цветов

И надел я свои пистолеты
помолился в последний раз
а рядом с красавицей-леди
командовал наш граф

Ну что же ты не хочешь выпить
все равно мой вассал умирать
и вороны долго кружили
один сел на барабан

..................

Стал я смерти очень бояться
на кларнете не стал играть
и любимая опера Паяцы
не идет уже полчаса

В провинции я люблю актеров
в столице я люблю уборщиц
и магнитные ленты мои затёрлись
но я мысленно вхожу в соборы

Я бывало любил оркестры
За веселый и медный нрав
И колышется за ними пестрая
Как большая гармонь толпа

И еще я люблю игрушки
Эти глобусы, грузовики
И по молодости, конечно, пушки
Тупорылые броневики

И невольно себе представишь
Тех ораторов первых маевок
Это я по свету шатаюсь
Принц ничтожества и минора

Но мне нравится век тот тихий
За усадьбу дворянский парк
И пожалуй, мне ближе картины
Чем их чуткие голоса

Но тогда это было ново
А весною ручьи поют
И захочется вдруг немного
Изменить что ли жизнь свою

Есть зеленое время года
И начало ему весна
И плывут полотенца гордые
Слишком спелые знамена

Стало плохо мне как поэту
Идиоты нас оскорбляют
Я куплю скоро хризантемы
Приоденусь Оскар-Уайльдом

Я знаю край где мох и сосны
И где хрустит речной песок
Туда когда заходит солнце
Летит поужинать дракон

Там безопасно если знаешь
Одну магическую вещь
Есть очень пыльное издание
Где колдовство любое есть

Прекрасно лето в городке
Академическом научном
Я свой составил гороскоп
Табак тихонечко понюхал

Мне цыганка наворожила
Что женщина меня изведет
Я подумал что может Джильда
И как герцог запел до-минор

Сосны пахнут и это приятно
Прост пейзаж просто парк лесной
И иду я опять не пьяный
В старый замок к себе домой

На пути мне встречались дворяне
Уклонялся я от рапир
Потому что мне утром рано
К королю дежурить у лир

Привет вам, тени - тайн приюты
и нива, спящая зимой!
Скажи, луна, ну почему ты
Свой глаз скосила золотой?

Из мира, где глупцы глумятся
Вкруг старых Гамлетов теснясь,
Мне уж не их баллады снятся -
Пусть слушает усталый князь.

Моя душа одно познает
Тот истины воздушный миг,
Алтарь которого играет
Крестами вышитых святых

Душа! Ты выше звезд, как птица
Какой-то сказочной страны!
Бесшумно и красиво мчишься,
Как звук удравший от струны!

И кто, добро уже понявший,
Забыл себя, тому ты шлешь,
Как будто осень в сад опавший,
Чуть золотой десертов дождь.

Мы отдадим все бедным братьям,
Мы с ними плакали вчера
О, только бы суметь отдать им
Наш сад с туманом до утра!

Не Клеопатрою гордыни
А нищим странником в пути
Согреть их нужно словом дымным,
Костром охотничьим тайги.

Ты чувствуешь, как их простили?
Порок к святым приполз, шакал
Они его перекрестили
И дали выпить молока.

Выпью я и снова запою
Сидя у персидского ковра
Может быть аллахом создан юг
Чтоб узнать каким же будет рай

Сладкое восточное вино
Горькая восточная любовь
У султана весь гарем цветной
И на пиках русый ряд голов

Выпью я и снова запою
Та кого любил я - неверна
И одно осталось что налью
Белого киргизского вина

Сладкое туркменское вино
Горькая туркменская любовь
Вон у шаха весь гарем цветной
Смотрит с пик отважный ряд голов

Выпью я и снова запою
Будет аудиторией полынь
Очень мне на ней лежать уютно
Но вино не стырили б орлы

Ведь коран не жалует вино
И как брань не чтит коран любовь
А у хана весь гарем цветной
И чубастый с копьев эскадрон

Ты меня вообще не тронь
Я не роза не огонь
Розы Персии цветут
В воображении и тут
Шелковый прядет все червь
Гобелен не знаю чей
Я люблю китайский чай
На картинах на камнях
Я люблю когда играют
Волки зимние в санях
Летом бабочка летит
Не в раю ль она зимой
Самолеты в Палестину
Через Средиземноморье
Если б был я сарацином
Или рыцарем немым
Я придумал бы вакцину
Обучил ее средь тьмы
Самолет над Палестиной
Никнет родина моя
Сообщите как покинуть
Эти скифские края
Помогите эфиопы
Пролетарии чуть-чуть
До свободы до Европы
Самогонкой расплачусь
Расплачусь или расплачусь
У пивной вас обниму
Отползая по-собачьи
Да в славянскую траву
В вашу горькую крапиву
В форме флоры в ней судьба
Призывает терпеливо
Жить до страшного Суда
Летом все ж она красива
Птицы по двое летят
И однажды пригласила
Фея голову оттяпать
Я пойду на огород
Любопытно посмотреть
Как испортился народ
В половину или в треть?

Я был в горах на даче адмирала.
Он моряков - в атаку подымал.
И та скала, где Демон пролетал раз,
Ему служила как бы ординарцем.

Кавказ - Парнас открыточного типа,
Но грозно соответствует ему.
Седой хозяин, как Ермолов, тихо,
Советским, светским чаровал умом.

Он рассказал, как бился муж Тамары
С английским рыцарем по имени Ричард,
Как Плиев ловко обошел мадьяров,
Как Берия на маршалов кричал.

Потом - сорвался, стал ругать Хрущева,
Единственно, кто в партии велик.
Но угостил чудесным нас харчо он,
Европу опрокинувший старик.

А там внизу ручей грозился Лермонтову
И Хетагурова цитировал порой.
На треугольниках - дежурили олени
Переходил границу Чайльд-Гарольд.

Плодово-грушевый и синий город Грозный,
В тебе спасался я и манускрипт писал.
Благодарю тебя за осень
И за орла на небесах!

Твои окраины - фонтаны нефтяные,
Насосы, знавшие царя...
Но - министерствами отныне
Откинулся базарный ряд.

И церковь, где венчалися дворяне, -
Из камня шахмат, серая, стоит.
И эполеты смешаны с Кораном
У флигелей, теперь уже в пыли

Какие тут стихи когда война с Китаем
И я боюсь калекою остаться
А может в плен придется сдаться
Бесчисленным монгольским племенам
А может быть погибну я героем
Быть может пьяным а быть может трезвым
Напиться лучше если будут резать
И ни в одном глазу, когда колонны строем
Какие танков узкоглазы щели
Взбирайся офицер на люк
Зачем же защищаем мы подлюк?




Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования