ХЛЕБ

ХЛЕБ

Серая с глазами кадровичка
Ты меня от голода спасла
Хлеб идет навозный и коричневый
И до газировки — три часа


Я стою усталым кочегаром
Справа — печь, налево — вагонет
И бросаю словно как на нары
Тунеядству выпеченный хлеб


Сколько их чай десять миллионов
Если зачеркнуть рабочий класс
Да еще таких как я милордов
Что за них работают сейчас


Доживу быть может рассчитаюсь
Боже как обычно терпелив
Серый хлеб в канаве собирая
Вспомню серый взгляд и трудовик

Метет метель. Вон чистит баба снег.
Я числюсь на заводе инженером.
Уже пять лет я русский инженер
Но увлекаться очень стал Гомером.


Ты, Господи, нас кинул на заводы
И мы должны, советские рабы,
Испив конечно перед этим водки,
Против ракет придумать топоры.

Вчера я работал грузчиком
И мало машин нагрузил
Нет у меня этой русской
Грубой медвежьей силы


Надо быть может питаться
Да я то чем виноват
Что одна воспитательница
В доску опять залилась


Кормит меня роскошно
С отчаянья нет курить
Собака похожа на кошку
Обгладывает лапки куриц


Я хоть вегетарианец
Но уток больше люблю
В охотничьем каком-то романе
Читал я о них статью


Рождественские бывают гуси
О них вроде Диккенс писал
Скоро морозы хрустнут
Дублер я бездомного пса


А на заводе хлеба
Навалом всяких мастей
Вода бежит в туалете
Где надписи идут вдоль стен


Как будто в Древнем Египте
Короче кружку берешь
Предохраняясь от гибели
Хлеб ноздреватый жуешь


Он желтый и с виду красивый
Но горячий он кисл
Девушки в белых косынках
Складывайте его кисы


Меня сегодня не взяли
Я сел в морозный трамвай
Который скрипит тормозами
У Оперного кривой


Осталось в театр шмыгнуть
За дверью наверно тепло
Не нужно ль в вечерней шумихе
Декорации топором


Или пока автобусы
Не слишком забиты толпой
Съездить на рыбную Обьгэс свою
В квартире одеяло тепло


Можно сварить картошки
Поставить чай кипяток
Жаль что плитка дороже
Электро чем газ чуток

Я наелся очень, очень, —
Понимаю — осень, осень.
Дождь идет довольно скучно, —
Значит бабу мне не скушать
Искушение большое,
Дьявол стал наискосок.
У окна зелены шторы.
За окошком там лесок.
Я останусь в институте,
Я уволюсь из Москвы.
Темной ночью — в двери стуки,
За избой — полет стрелы.

Стою на острове зеленом
Вокруг качается прибой
Меня зовут Наполеоном
И не хочу смотреть в бинокль


Как помню мир меня боялся
Но ничего я не ценил
И океаном опоясан
Смотрю на конский бег волны


Кто до меня? Кто будет после?
Мне все равно. Спасибо, Бог,
Что далеко отсюда звезды
И близок тот пиратский бот


Адмиралтесса там воровка
Пусть кто нарушит мой покой
А я ценю ее за локон
Как у богини золотой.


Надо кончить решать задачи
Чтоб потом не думать о них
Уезжает одна на дачу
У нее как у мадонны нимб


Фешенебельная очень дама
Только гений всегда один
Если был бы я далай-лама
Во что б выкрасил монастырь

Я весь день отдыхал на даче
И неглупая была вдова
И зашли мы б гораздо дальше
Если б не был со мной Аллах


Вдруг скворец словно кот зафыркал
Показалось вдруг черный кот
Хорошо что в лесу нет тигра
Или этих змеишек кобр


И еще там был муравьиный
Средь багульника цветший холм


Представляешь скворец зафыркал
Как мистический черный кот
И насвистывая арию Фигаро
Полетел ловить червяков


Осталось набить морду Ивану
Объясниться в любви Светлане Подольной
И опять плестись за караваном
Пока дядя идет в Монголию


А она — благоухала
В ярком платье вкруг нахала
И нахаловка вела
В бухту Гарина к улову

Вдруг мне встретился эмир
Предлагает пить кефир
Говорю я денег нет
Он динары мне сует


Замолчал я — великий поэт их
И в автобусах хорошо
Поздно ночью с работы ехать
Где гараж и пивной пароход


Тяжело быть великим ученым
Где Восток мусульманский базар
Сибирь — это во владениях черта
Местные жители его обожают


Надоело мне это общество
Пьют на мои деньги обижают
Я поеду в совхоз где овощи
Отдохнуть хоть на урожае


Что пронзило мне сердце
Секс секс секс
Если б был бы я граф иль герцог
Удалился бы в парков сень


Снова Бог Ты меня жалеешь
Или я жалею себя
И мне чудится одна фея
Эфирнее быть нельзя


И один похотливый карлик
До конца до конца презирать
Так отдалась ему нахально
Золотая воздушная тварь


Некрасиво началось лето.
Хоть и Троицын в листьях день
И сегодня библиотека
Может быть часов до шести


Все мои ученики изменили
Стали блудить
Я стою на берегу Нила
Смотрю поверх крокодилов


И совсем обессилел без хлеба
Буду в будущем меньше пить
Если б была у меня галера
В галерею бы красную плыл


Если был бы я офицером
Денщика б послал устриц купить
А потом бы пошел в люцерну
Слушал мельниц бы ветряных


О благородный этот странник
Сержант Диего де Кортес
Сегодня с девушкой нахальной
Опять шуршит Булонский лес

Обижают меня приятели
Издеваются надо мной
Если буду я когда-нибудь правителем
Растоптать приглашу слонов


А пока я читаю про пряности
Про малайский бриг над волной
И мечтаю о синем празднике
Где пирожные звуки виол


Все друзья мои стали врагами
Извини меня Шопенгауэр
В наше время трудно быть Гамлетом
Или на белом коне бить гадов


Жаль что шпагой я не владею
Хоть идет мне перо и траур
Но зеленый уж яд им сделаю
А потом уеду на трамвае


Я не знаю каков был Сальери
Но сладчайший яд его музыка
Надо кончить чиновничью карьеру
Уехать в тайгу укрепить мускулы


Как это сделал Маугли
А потом заниматься магией

Ты хорошо писал предметы
Мешал фантазию и быт
И нотрдамские химеры
Народ суконный не забыл


Как Лермонтов — не культ России
Скорее Франция в стихах
Что ж за упрек тебе спасибо
За флорентийское стаккато


В культ личности храня культуру
Ты в варварских погиб лесах
Да как же выбраться оттуда
Тропой медвежьей в Ренессанс


Да как же выбраться оттуда
В твой деревянный ренессанс


Ты начал рысью кончил пайкой
У арестантского костра
Я сам теперь хожу с фуфайкой
И к конвоиру тот же страх


А бить наверно только начали
Не выдержать прости меня
Необразованный палач тот
Груб как с похмелия синяк


Но кончит он семинаристом
Начнет цитировать Христа
А ты пророк от сионизма
Зачем-то открываешь ставни

Отъезд на пару дней смещается
В Сибири я встречаю Новый Год
Пока вином блатные угощают
Любимая закуску подает


Нас чествуют но могут и зарезать
Неуправляем низший интеллект
И каждый вор похож на Заратустру
Когда мотается не ниже пяти лет

Поставьте мне бутылку водки
И я стихи вам расскажу
Блестит стакан с водою волчьей
Нахальной как вся русская жизнь


И аудитория собралась
На морды не спеши смотреть
Одни — подайте Христа ради
А те — угрюмей самураев


Они прибить прибавить могут
А могут крупно напоить
Но иногда с такою мордой
Рождается Наполеон


Сегодня погода теплая
Но я никуда не пошел
Налево пивная и тополь
Направо завод большой


Придут они выпьют пива
А мне нечем за него платить
Поэтому и пишу я письма
Грамотные политические

Вчера приходит Петька с вермутом
Точней с бутылкою Агдам
Хоть в холодильнике консервы
Но алкоголику не дам


Но он селедку сам приносит
И даже с ресторана Обь
Там иностранцам на подносе
Возможен вариант любой


Петра сосед там вроде грузчиком
Никак не выгонят его
И он таскает белоручкам
Муку свинину и вино


А сам не кушает ни булочки
Но пьет что тоже артистизм
Его изба на царской улочке
Гостеприимна не пройти

Снова я на машинке импровизирую
Сколько времени прошло
если бы я визирь был
организовал бы все не так пошло
о, пошехонская старина
губернаторский город, Салтыков-Щедрин!
занесенная снегом страна,
где сосны и клавесин
я недавно видел шамана
выставленного в музее
и царица шемаханская
легкая, как газель


город большевиков, город подпольщиков,
сейчас подпольно гонят мускат
а у рояля — Поля, Полинька
мазурка и разговоры о Канте
вы знаете, мне предлагали слушать кантату
в соснах, в белках грегорианский хорал
изобретательство так пикантно,
но ведь давно написан Коран!
и остались губы коралла
и это скрипочное домино
меж экскаваторов, между кранов,
к особнякам, где свет одинок


что ты краснеешь, ротонда афиши
скрипящей ступенью 19 век?
о тебе не помнит даже тот нищий,
а уж он по штату святой человек!
ехали цыгане как-то в трамвае,
и одна старуха все равно — Кармен,
взглянула луною — дай погадаю,
изобретет он мотор, или — нет?
о вечный двигатель, кто твой хозяин?
он — кладовщик, может, тайны любой
только — чудовищно, — когда обезьяны
пристально смотрят в незримый бинокль
залы высокие тронные люстры,
что может дальше, чем пальмы вам?
помню Венеру на дне моллюсков
снежной Венеции кружева
снова сижу я как будто в Японии,
Гамлет приехал к актерам в ад
черное платье в светлой короне
и фейерверков дворянский сад
синяя грусть колокольчиков Джильды
за тепловоза полутрезвым свистком
там, за сосною мохнатые джинны:
барин, карета — покинула Томск!



Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования