Биография
Тиняков Александр Иванович [13(25).11.1886, с.Богородицкое Мценского уезда Орловской губ.- 17.8.1934, Ленинград] - поэт, прозаик, литературный критик, публицист.

Происходил из государственных крестьян. Отец - зажиточный крестьянин, церковный староста.

В 1897-1903 Тиняков обучался в Орловской классической гимназии (среди учителей - Ф.Д.Крюков), но курса не окончил. В января 1903 прибыл за советом в Ясную Поляну: Толстой посоветовал Тинякову не порывать с родителями, и тот «возвратился в семью и даже в гимназию». Первая публикация - стихотворение в прозе «Последняя песня» (Орловский вестник. 1903. 14 сент.).

В 1903-1905 стихи Тинякова публиковались в «Орловском вестнике», в 1906-1907 Тиняков печатался в «Орловской речи».

В дек. 1905 Тиняков совершил поездку в Москву, где познакомился с В.Я.Брюсовым, который сообщил Тиняков, что он «небезнадежен».

В 1904 Тиняков обратился за поддержкой к И.А.Бунину, однако тот, раскритиковав стихи земляка за «модернизм», отказался публиковать их в журнале «Правда»; почти одновременно стихи Тиняковым были отвергнуты «Новым путем».

В 1905-1906 Бунин помогал Тинякову рекомендациями, призывая воздерживаться от «скорпионовских выкрутасов» и «жалких декадентских новшеств», чему Тиняков не внял.

После ухода из дома Тиняков стал вести богемный образ жизни. С янв. 1905 Тиняков жил в Москве, помещая свои стихотворения в альманахе «Гриф» (1904, 1905, 1913), в «Голосе жизни» (1905), «Весах» (1906-1909), «Золотом Руне», «Перевале» (1907), «Трудовой жизни» (1907), «Аполлоне» (1910) и др. Большинство стих, было подписано псевдонимом «Одинокий» - по заглавию одноименного романа А.Стринберга (1903), бывшего в начале века для Тинякова одним из источников жизне-творчества - наряду с Ф.М.Достоевским, Ш.Бодлером и С.Пшибышевским. Главным же объектом поклонения для Тинякова был Брюсов, доброжелательно относившийся к нему. Он писал Тинякову: «Два основных Ваших недостатка: пристрастие к хитрым рифмам и пристрастие к слишком страшным темам. От того и от другого освободиться можно. Два основных достоинства Ваших стихов: ясность, четкость образов и мелодичность стиха» (Письмо от 24 мая 1910). Друживший в те годы с Тиняковым В.Ф.Ходасевич отмечал: «Можно сочувственно или враждебно относиться к идеям г.Тинякова, но нельзя не признать, что он никогда не опускается до холодного выдумывания стихов, до писания ради писания, до стихотворного жонглерства, получившего столь широкое распространение в последние годы. Переживания г.Тинякова подлинны,- и это заставляет примириться с их немного наивным демонизмом. Стих г.Тинякова немного жесток, отрывист, немузыкален, но в нем чувствуется серьезная работа...» (Утро России. 1912. 24 нояб. №271).

Подготавливая первый стихотворный сборник «Navis nigra» (1912), Тиняков полагал, что на общество эта книга произведет впечатление не меньшее, чем в свое время «Цветы зла» Ш.Бодлера. Несмотря на то что сборник получил около десятка в целом благоприятных для Тинякова рецензий (в т.ч. В.Ф.Ходасевича, К.Д.Бальмонта, С.М.Городецкого, В.В.Гиппиуса), Тиняков ожидал большего. По приглашению А.М.Ремизова в окт. 1912 прибыл в Санкт-Петербург. Образ жизни Тинякова являл странное сочетание трудолюбивого литературного ремесленника, специализирующегося на рецензиях, и одновременно «проклятого поэта», периодически пребывавшего в полицейских участках, в сумасшедших домах для излечения от белой горячки и т.п. В Петербурге Тиняков сблизился с А.А.Измайловым, В.В.Розановым, А.А.Блоком; стал бывать у Д.С.Мережковсксго и 3.Н.Гиппиус (в которую был демонстративно и безнадежно влюблен), а также у Ф.Сологуба.

Тиняков много и плодотворно работал критиком и рецензентом в газете «Русская молва» (1912), «Речь» (1915-16), а также сотрудничал (стихи, рассказы, рецензии) в журнале «Копейка» (1912), «Современные записки» (1913), «Дневник писателя» (1914), «Новый сатирикон» (1914-15), «Лукоморье» (1915), «Отечество» (1915), «Нива» (1915), газетах «Петроградский курьер» (1915), «Голос Руси» (1916) и др. Основным достоинством Тинякова-поэта, по мнению В.Ф.Ходасевича, являлось то, «что он пишет, повинуясь действительной потребности выразить свои переживания». Эта искренность сыграла в судьбе Тинякова злую шутку. Весной 1916 широко обсуждались выступления Тинякова в печати по еврейскому вопросу, опубликованные им под псевдонимом в газете «Земщина». В ответ на нападки Тиняков опубликовал «Исповедь антисемита», приведшую к почти полному разрыву с литературным миром. В 1916-17 Тиняков, пребывая в полной нищете, подготавливал 2-й сборник стихов «Весна в подполье» (рукопись - ОР РГБ).

25 окт. 1917 Тиняков уехал в Орел. Вернувшись на родину, он стал деятельным пропагандистом пролетарской культуры, под псевдонимом «Герасим Чудаков», сотрудничал в ряде орловских газет (1918-19) - политические заметки на злобу дня, библиографическая хроника. Ввиду наступления Добровольческой армии в окт. 1919 переехал в Казань, где пробыл до авг. 1920. Тиняков выпустил три брошюры: «Пролетарская революция и буржуазная культура. Статьи 1918-1919 гг.», «О значении искусств» и «Кое-что про Бога» (все - Казань, 1920). В Казани же в июле-авг. 1920 Тиняковым была написана книга «Русская литература и революция» (Орел, 1923). Тиняков убедительно показал, что «русская литература в лице ее крупнейших представителей всегда была чужда революции и очень часто враждебна ей». Едко высмеивал Тиняков взгляды большевиков на «Двенадцать» Блока, рассматривавших поэму как нечто близкое им по духу: «В этой поэме нет ни одного прямого суждения по адресу революции, но, тем не менее, вся она звучит как обвинительный акт против революции <...> Вся суть нашей революции сведена к тому, что двенадцать красноармейцев убивают проститутку Катьку, которая изменила одному из них». Подготовленное Тиняков в 1924 2-е доп. издание для издательства «Новая Москва» было запрещено Главлитом.

В 1920 Тиняков совершил кратковременную поездку в Петроград (начал сотрудничать в «Жизни искусства» - 1920-21) и Чебоксары, затем вернулся в Казань. В конце 1920 переехал в Москву; затем в июле 1921 возвратился в Петроград, где стал работать в Политуправлении Балтфлота; сотрудничал в газ. «Красный балтиец» (1921), «Красная звезда» (1921-22) и др.- преимущественно с агитационными стихами и злободневной политической хроникой. По поводу искренности написанного им Тиняков не обольщался, видя в своем сотрудничестве в коммунистических газетах главным образом новую ступень падения российского «проклятого поэта»: «Все на месте, все за делом, / И торгует всяк собой: / Проститутка статным телом, / Я талантом и душой! / И покуда мы здоровы, / Будем бойко торговать! / А коль к нам ханжи суровы, / Нам на это наплевать!» («Молитва о пище»). Первое время Т. жил в абсолютной нищете. По ходатайству А.Л.Волынского Тиняков была отведена комната во флигеле Дома искусств (о его жизни там см.: Ходасевич В. Некрополь). При участии Волынского Тиняков напечатал в издательстве «Парфенон» книгу «Тютчев. Сборник статей о поэзии Тютчева» (1922), где опубликовал ранее неизвестные письма Тютчева.

В 1922-24 Тиняков - постоянный сотрудник издававшейся РОСТА газеты «Последние новости», где вел раздел «Критические раздумья», здесь поместил свои воспоминания о Блоке (6 авг. 1923) и Брюсове (17 дек. 1923). Тиняков издал сборник «Треугольник» (1922), куда вошли стихотворения 1912-21; тематически и композиционно он продолжал первый сб. Мнения критики о «Треугольнике» разделились. Если Н.Катнов увидел в нем свидетельство эволюции Тиняков-поэта и более строгого отношения к своему таланту (Утренники. Пб., 1922. Кн.1. С.114-115), то С.П.Бобров, видя в Тиняков всего лишь подражателя Бедлера и Брюсова выражал сожаление, что «эти книжонки выходят, пачкая наше время своей зловонной сукровицей» (Печать и революция. 1923. №1. С.219.) Изданный же Тиняковым за свой счет третий сборник стихов «Ego sum qui sum» («Аз есмь сущий») (1924) вновь привел к полному разрыву поэта с литературной средой. В немалой степени этому способствовали целый букет богохульств, а также написанное за месяц до гибели Н.С.Гумилева стихотворение «Радость жизни»: «Едут навстречу мне гробики полные, / В каждом мертвец молодой. / Сердцу от этого весело, радостно, / Словно березке весной!.. / Может,- в тех гробиках гении разные, / Может,- поэт Гумилев <...>/ Скоро, конечно, и я тоже сделаюсь / Падалью, полной червей, / Но пока жив,- я ликую над трупами / Раньше умерших людей». Прекращение в 1925 выхода в свет «Последних новостей» и общественный остракизм лишили Тиняков постоянного источника заработка. Неизданными остались семь книг, подготовленные им в 1922-24 к печати: «Поэты (Тютчев, Подолинский, Полонский)»: сб. критических очерков; «Три лика (Тургенев - Достоевский - Лев Толстой)»; «Личность Достоевского»: очерк; «Памяти Светлого: К характеристике личности А.А.Блока»; «Критические раздумья: Сборник статей 1914-1924 гг.»; «Разрушение иллюзий и фантазий»: сб. статей; «Святая Русь»: рассказ в стихах.

С 1926 Тиняков занимался профессиональным нищенством, сидя на Аничковом мосту или на углу Невского и Литейного проспектов с табличкой «Писатель» и продавая третий сборник стихов. В мемуарах К.И.Чуковского, М.Л.Зощенко, Б.В.Смиренского описано отсутствие какого-либо стеснения у Тинякова, считавшего литературный труд также одной из разновидностей общественного паразитизма и недоуменно относившегося к попыткам кого-либо из «порядочных людей» его «спасать». В 1928 он женился на преуспевающей преподавательнице английского языка М.Н.Левиной; однако, несмотря на обретение долгожданного бытового комфорта, вновь вернулся к нищенству, не прекращая при этом семейной жизни. В 1929 по доносу писателя В.Н.Андреева Тиняков был арестован по статье 58-10 (контрреволюционная агитация и пропаганда) и приговорен к 3 годам заключения; срок отбывал в Соловецких лагерях особого назначения. В 1932 освободился, вернулся в Ленинград и жил продажей своего архива в Пушкинский Дом, Гослитмузей и Государственную публичную библиотеку. Современники видели в Тинякове одного из последних представителей Серебряного века. Узнав в Париже о его кончине, В.Ходасевич откликнулся статьей «Неудачники» (1935). В живой литературной традиции старшего поколения ленинградских писателей имя Тинякова стало одиозным, обозначая крайнюю степень нравственного падения талантливого человека. С середины 1980-х несколько историков литературы независимо друг от друга начали восстанавливать биографию и изучать литературное наследие Тинякова. Жизнетворческий опыт Тинякова стал одним из образцов (наряду с И.С.Барковым, Н.М.Языковым и Л.И.Брежневым) для Ордена Куртуазных Маньеристов.

М.П.Лепехин

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 3. П - Я. с. 494-496.



Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования