Биография
Константин Александрович Бахтурин родился в 1809 году. Его отец, петербургский чиновник, по отзыву современника, человек образованный и довольно культурный, по-видимому не был потомственным дворянином. {В. И. Панаев, Воспоминания. - "Вестник Европы", 1867, т. 3, No 9, с. 202-203. Дед Константина Бахтурина, по некоторым сведениям, был актером. В ГБЛ (архив Н. А. Маркевича) хранится рукопись пьесы Александра Бахтурина "Маскарад, или Тульский судья, или Как сом в вершу попал" (1792). Не исключено, что ее автор - отец поэта.} М. И. Глинка, в молодости служивший в канцелярии департамента путей сообщения под начальством А. Н. Бахтурина, был частым гостем в его доме. В 1824 году начинающий композитор сочинил музыку на текст романса "Моя арфа" из поэмы В. Скотта "Матильда Рекби". Стихотворный перевод романса принадлежал юному Константину Бахтурину. О том, где и как он воспитывался, сведений не сохранилось. Известно лишь, что, будучи еще совсем молодым человеком, Бахтурин облекся в военный мундир и свыше десятка лет прослужил в гусарах и уланах. В октябре 1832 года он появляется в Москве и через посредство В. В. Пассска, с которым незадолго до того познакомился в Харькове, был представлен его друзьям по кружку (Герцену, Огареву, Н. М. Сатину и другим). Т. П. Кучина (кузина Герцена), вскоре ставшая женой Пассека, несколькими штрихами очерчивает наружность молодого уланского офицера - блондина, непоседливого, "чрезвычайно подвижного" гуляку. {Т. П. Пассек, Из дальних лет, т. 1, М., 1963, с. 432.} Подробнее рассказывает о нем Сатин. Знаменательно, что в его мемуарном очерке речь идет о Бахтурине, Соколовском и Полежаеве, в облике которых было много общего. Бесшабашность Бахтурина, страсть к кутежам и фанфаронство - все это явно диссонировало с серьезными умственными интересами, объединявшими членов кружка. При всем том ветреник Бахтурин был типичной фигурой среди определенной части молодого поколения, вступившего в зрелый возраст в середине 20-х годов. Интересную характеристику этой молодежи дал в 1834 году Белинский в связи с оценкой стихов Полежаева. Эта личность, по его словам, - "несчастная жертва духа того времени, когда талантливая молодежь на почтовых мчалась по дороге жизни, стремилась упиваться жизнью, а не изучать ее, смотрела на жизнь как на буйную оргию, а не как на тяжкий подвиг". {В. Г. Белинский, Литературные мечтания. - Полн. собр. соч., т. 1, М., 1953, с. 78.} Отношения Бахтурина с герценовским кружком прервались. В 1833 году он переводится в Петербург. В том же году в Москве вышла из печати его поэма "Вступление на престол князя Александра Тверского", принесшая автору некоторую известность. Спустя два или три года Бахтурин в чине поручика выходит в отставку "вследствие происшедшего с ним скандала", {К. Н. Макаров, Люди старого времени. Гл. III. Поэт Бахтурин. - "Исторический вестник", 1894, No 1, с. 175.} как глухо сообщает К. Н. Макаров, основываясь на неизданной части записок своего отца, закадычного приятеля поэта. Не имея никаких средств к существованию, Бахтурин вынужден был кое-как перебиваться на скудные литературные заработки, полагаясь на случай, а нередко и доброхотство друзей. По заказам актеров он за пять-шесть лет написал для Александрийского театра несколько драм: "Пятнадцать лет разлуки" (1835), "Козьма Рощин, рязанский разбойник" (1836) и сюжетно связанную с ней пьесу "Староста" (1836), затем "Красное покрывало" (1836), "Ибрагим и Роксана" (1837), "Замок Нейгаузен" (1838), "Батый в Рязани" (1839). {В скобках указывается год постановки.} Наибольший успех из них выпал на долю "Козьмы Рощина". Театр снова свел Бахтурина с Глинкой. Композитор написал музыкальный номер для его мелодрамы "Молдаванская цыганка, или Золото и кинжал" (1836), а в 1838 году Бахтурин принял какое-то участие в разработке либретто "Руслана и Людмилы". Облик Бахтурина-драматурга довольно удачно обрисовал Булгарин. Этот автор, по его словам, "переливает в драматические формы повести и эпизоды из романов или поэм русских писателей... Его нельзя назвать бездарным писателем, но в нем нет ни высоких мыслей, ни глубоких чувств, ни самородных идей, составляющих высокую драму. Это писатель мелких парижских театров. Но он пишет легким стихом и умеет придать своим драматическим пиесам сценическую жизнь и движение". {Ф. В. Булгарин, Панорамический взгляд. - "Репертуар русского театра", 1840, No 3, с. 20-21.} Театр привлекал Бахтурина, конечно, не только возможностью заработка. Страсть к актерству насквозь пронизывала его натуру. По свидетельству мемуаристов, он любил разыгрывать важные роли, выдавал разные небылицы за случаи из собственной жизни. Так, например, он прицеплял к мундиру георгиевский крест, которым не награждался, рассказывал о сражениях, в которых не участвовал, и от души тешился этими ребяческими выходками. Вращался Бахтурин в среде не слишком культурной. Это были мелкие чиновники, офицеры, актеры. Из литераторов он, видимо, ближе всех был к Бенедиктову и П. П. Ершову. Иногда он появлялся и в компании Кукольника. Поэт Я. П. Полонский сообщает, что до 1836 года Бенедиктов, Ершов и Бахтурин составляли "дружеское трио" и "задумывали и здать альманах, наполнить его своими произведениями, и под заглавием "Мы вам" выпустить в свет с виньеткой, изображающей несущуюся тройку с эпиграфом: "Вот мчится тройка, но какая? Вдоль по дороге, но какой?"" {"Биография В. Г. Бенедиктова, составленная Я. П. Полонским". - В. Г. Бенедиктов, Сочинения, т. 1, изд. 2, СПб., 1902, с. VII.} Забавный болтун, мистификатор, направо и налево сыпавший экспромтами, Бахтурин благодаря своему таланту застольного витии пользовался спросом во многих петербургских домах, где устраивались дружеские сходки и вечеринки. Особенный эффект имели летучие импровизации Бахтурина. "Какую тему ему ни задайте, он вдруг без малейшего надумывания продекламирует без остановки несколько десятков самых звучных, гладких, плавных стихов", {Н. П. Макаров, Мои семидесятилетние воспоминания и с тем вместе моя полная предсмертная исповедь, ч. 1, СПб., 1881, с. 154-155.} - свидетельствовал Н. П. Макаров. В многочисленных экспромтах, эпиграммах и сатирических "перепевах" Бахтурин дал полный простор своему непритязательному юмору. Почти вся масса этих стихов до нас не дошла. Известны лишь сатира на О. И. Сенковского "Барон Брамбеус" и часть шуточного стихотворения об актерах, {См.: "Письма М. И. Глинки к К. А. Булгакову". - "Русский архив", 1869, вып. 2, с. 351.} да несколько экспромтов, записанных Макаровым. Другую грань поэтического творчества Бахтурина представляют стихотворные произведения, предназначавшиеся для печати. Многие из них были собраны поэтом и в 1837 году выпущены отдельной книжкой. {Сборник вызвал полуодобрительный отзыв Ф. А. Кони ("Северная пчела", 1837, 31 июля) и разгромную рецензию О. И. Сенковского ("Библиотека для чтения", 1837, No 9).} И в них порой слышатся отголоски богемной жизни, но говорится о ней в тонах глубокого сожаления и раскаяния. Преобладают же в сборнике элегические настроения. Оригинального в этих произведениях очень мало и все же глумливый отзыв о них О. И. Сенковского был несправедливым. В составе сборника выделяется прежде всего довольно острое стихотворение "Рим", написанное, видимо, во второй половине 20-х годов, но опубликованное лишь в 1837 году. Как и в декабристской поэзии, картина упадка Древнего Рима, подпавшего под власть императоров и временщиков, вызывала чисто русские политические ассоциации. В поэме "Вступление на престол князя Александра Тверского" Бахтурин как бы продолжает думу Рылеева "Михаил Тверской", рассказывая о судьбе двух сыновей этого несчастного князя, павшего жертвой гнусных происков московского князя Георгия. Поэма далека от исторического правдоподобия. Главное в ней - это современный подтекст: исторической теме национального освобождения придается современное звучание, то есть, грубо говоря, татарское иго приравнивается к произволу отечественных властей. Вместе с тем героический, наступательный пафос борьбы за правое дело в этом произведении отсутствует. Перекликается с поэзией Рылеева (дума "Димитрий Самозванец") и такое стихотворение Бахтурина, как "Смерть Дмитрия Самозванца". В отличие от думы Рылеева, раскрывающей психологию преступной души, Бахтурин акцентирует внимание на другом. В лице Самозванца он показывает человека низкого происхождения - "расстригу" и проходимца, наделенного, однако, незаурядными душевными качествами. Окруженный восставшими москвичами, обреченный на неминуемую смерть, он выглядит не жалким и отвратительным, а по-царски величественным и гордым. Нота сочувствия к Самозванцу как незаконному властителю, отважному "похитителю трона", очень характерна для Бахтурина. Еще более заметно его демократизм сказался в небольшой стихотворной сценке "Вельможа и простолюдин", посвященной одному из эпизодов Смутного времени. Вельможа - это Ляпунов, у которого на первом плане боярская спесь, а не гражданский долг перед родиной. Ему противостоит "нижегородский мещанин" Козьма Минин, подлинный патриот, рассуждающий трезво и мудро. Впрочем, демократизм Бахтурина выглядел весьма расплывчатым. Это был демократизм, внушенный симпатией к низам, но достаточно лояльный по отношению к верхам. Показательно, что в своих пьесах поэт делал ставку на вкусы преимущественно мещанской публики Александрийского театра. И та же приноровленность к невзыскательным запросам малокультурного читателя дает себя знать в песнях и сказках Бахтурина, написанных по образцу ершовского "Конька-Горбунка". В наиболее привлекательном виде демократические тенденции сказались в его одноактной пьесе "Санкт-петербургская мелочная лавка", изображающей простонародную среду. Сатин справедливо писал о поэте: "Бахтурин, без сомнения, имел талант... но недостаток образования, пустая жизнь и нужда в деньгах погубили его. Стих его был гладок и звучен, фантазии у него было более, чем у Соколовского; но он не умел управлять ею". {Н. М. Сатин, Из литературных воспоминаний. - "Русские пропилеи", т. 1, М., 1915, с. 203.} Неустроенность, беспорядочная жизнь, пьянство в конце концов совершенно расстроили здоровье поэта. Он умер 32-х лет от роду. Известие о его кончине, последовавшей 19 января 1841 года, напечатал журнал "Репертуар русского театра".

 




Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования