Соседям по-соседски. Вып. 2

Соседям по-соседски. Вып. 2

Урок алхимии (Г.С.)

Ужо тебе! Дай время, разберусь.
Теперь зима – не до чистописаний.
Хомяк заснул, и задремала Русь.
Спит продавец на улице с весами.

Но мысль не спит. Во сне растет кристалл.
Затравка крутится, и тяжелеет полюс.
Есенин, дерни золотистый колос,
И съешь его, как в детстве ты едал.

Прислушайся. Пронзительный мышьяк
Бросаю в тигель, раздуваю пламя.
Фриз и карниз, реликтовый коньяк,
Блаженство, бремя, боже, харе, Рама!

Уча, учусь. Мне кобальт по душе.
Мерзавец-воробей склевал присадки.
О, боль моя! Непониманья – сладки,
Как сонное дыханье в шалаше.

Сыпь все, что есть. Сойдет. И не жалей,
Что утром звезды медленно погаснут.
Кристалл уродлив. Как это прекрасно –
В окошке выгнул спину Водолей.



Осенний де-пресс (Н.Ш.)

Мирный леший я. Вырву, бывало, осинку,
Да корнями чешу, и чешу, и чешу меж лопат.
Выдул вечером воду в реке Лососинке,
Перед этим поел мухоморов, опят.

Дикий заяц лечил меня мохом таежным.
Язвы памяти гладил, сбил пожарища тление.
Я ушел вдоль озер, в темноту, осторожно,
Обниматься с русалкой своего поколения.

Выбегали берсерки, видом дурно-неумные,
Изломали, ограбили – но уйми их там…
Муравьи унесли меня, кротко-бесшумные,
По заветным своим, свято-тайным местам.

Вижу, вижу: шевелится семга в порогах.
Ради дела такого мне умереть не горько.
Рассобачусь со светом, да сгину в острогах.
С чистым сердцем, на утренних зорьках.

Криком раздвигаю языка ограды-границы.
Услышьте, слепоглухонемые, привстаньте.
Разожгите пламя, синицы, мне на лбу зарницей,
Глаз двустволку зарядите солью, в зенит наставьте.



Закон преломления (Э.К.)

Двести лет я сидела в соседней клетке.
Ты входил и курил, брал перо в конечность.
То в окно – окурки, то в Неву – объедки,
То, как зверь, по каналам сплавлялся в вечность.

Мой барак стоит, покосившись на запад.
Одичавший котяра старого Марка
То орет в подъезде, где страшен запах,
То шипит, антикварная кофеварка.

Я ему оставляю жертву под дверью,
В праздник голову хека и тушку мыши.
Ты не верил снам и не чтил поверья,
Но Сатурн в окне и в огне. Мне свыше

Мнится зов заунывный. Сутулый конный
За окном обрубил всем статуям уши.
Ты в тунике античной, красивый, бездомный.
Ускакал, но я слышу: “Спасайте души”.

За стеной атеисты и их домочадцы
Свои гимны поют, пьют дешевую водку.
Им в небесной гондоле не плыть, не качаться.
За веками века. За застольем икотка.

…Оседлать бы кота и к тебе умчаться…
Вдоль Лебяжьей канавки, через Чукотку…



Lacrimosa XXII (op. 9739) (М.М.)

мирная зелень солнца утро
на горизонте шакалит крыса
ночью съела печень кому-то
гнусно и круто сюжет эскиза;

душно и тошно адская смута
в доме напротив погасим свечи
голова моя ШАМБАЛА помню смутно
ты глупа да и я не вечен;

хочешь ночь провести в крапиве
будем как дети лежи не стесняйся
льды гималаев залежи пива
все мы на КЛАДБИЩЕ убирайся;

морда луны нажравшейся мяса
кто же мы предки или потомки
в свете любви мне опять все ясно
в жилах не кровь а желчи потоки.

я махаон каннибал ты блудница
мы воротник тебе справим из крысы
впредь растечемся и будем сниться
все мы лишь ПЫЛЬ на вселенском карнизе.
25 января 1909, 18:15;
февраль-декабрь 1961;
8 марта, 1-3 мая 2107 г.



Зеркало (Е.З.)

Вся в лебединых перьях. Их грызу
И в две руки пишу поэму на подоле.
Мне – гой еси! Я ветер в чистом поле!
Азот и воду на себе везу.

Я гамма-радиацией полна,
Глотаю вместо пряников – скрижали.
Пришла, сверкнула. Что ж вы задрожали?
Мне ковш Большой Медведицы – вина!

Всемирный разум, милый психопат,
Мигает то вторым, то третьим глазом.
Мы близнецы. Мы появились разом,
Но он меня прозрачнее стократ.

Зеленый звук запутался в траве.
Приам, Дидона, Эмпедокл, Елена…
Дракон у моря преклонил колена.
Урал, каменья. Каша в голове.



Реквием (Г.Б.)

Конь мой скачет быстрее, чем я успеваю на нем.
Скоро кончится он, время истины ближе и ближе.
Нет надежды. Вотще. Я сползаю. Подайте мне лыжи
Или что-нибудь там. Нет, давайте мы лучше споем.

Я неважно пою. Мне кадык зацепило копытом.
Да и вы как-то тянете – просто совсем невпопад.
Я узнал вас, двойник. Я когда-то плескался в корыте.
Как давно это было. Никто в этом не виноват.

Ах, мой темный двойник – одному из нас будет дорога,
А другому сегодня на волю пускать надо душу свою.
Посидим, отдохнем – и за дело. Печально и строго.
Лебединая песня. Я долго и громко пою.

Мы распелись. Вокруг нас какие-то люди собрались.
На полотнах несут нас, на дрогах везут на холмы.
Вдоль дороги столбы. В небо темная птица сорвалась.
Это я или он? Или я – это он – или мы?

Как узнать, кто живой? Где второй? Что за конь? Что за люди?
На вознице – венок. Да и конь, словно птица – крылат.
Тихо капают слезы, двоятся на медном сосуде:
Та, что здесь – и ее отраженье. Никто уже не виноват.



Протокол завета (А.З.)

Зри, жено, мной предрешено:
Чти труд мой тяжкий.
В раздутом черепе вино
Срывает стяжки.

Куда серебряный талант
Зарыл Иуда?
Кто здесь – апостол иль педант?
Пророк? Зануда?

Не лик, но медное ведро.
В поту покойник.
Сломал и голень, и бедро.
Смирись, разбойник…

Велик и страшен в небеси
Сей понедельник.
Святых на крышу выноси,
Кто не бездельник.

По дебрям Млечного пути
Блуждает стадо.
Вставай, иди свой крест нести,
Тебе награда.

Кто сей печальный прото-Петр
И прото-Павел?
Картины прет, сюжеты спер,
Сам не добавил…

Скрипел и рифмовал в ночи
Благие вести.
Родник и скользкие ключи
С хлебами вместе.

Верти осмысленно челом,
Небритой глыбой.
Ведро наполнится вином
С живою рыбой.


Морпехи в горах (Г.Л.)

Комдив, докладываю. Третий батальон
Морпехов занял и удерживает перевал.
Их минометы и снайперов снял.
Потери: тридцать восемь парней потерял.
Сейчас вдоль хребта мы пойдем на юг,
Без той вершины – мне как без рук,
Я оставляю здесь прикрытье. Взвод
Плюс раненые. Там опять миномет.
Они идут за нами. Недолет. Недолет.
Странно. На карте за вершиной – долина.
На самом деле – не так: за нею еще вершина.
Это космос и черные дыры. Кислорода нет.
Противник в километре. Будем топить снег,
В нем есть кислород, хочется подышать.
Теперь мне ясно, что значит – болит душа.
На скалах мерцают образа. Семь пятьсот.
Вершина наша. Принимаю последний бой.
С кем? Откуда я знаю, с кем. С судьбой.
Воздуха нет. Не слышно выстрелов. Запевай!
Комдив. В эфире. Молча поем. В ад или в рай,
В самой высокой могиле. Конец связи. Отбой…



Учитель (В.В.)

Ты выжил из ума, Учитель мой.
Учусь-учусь, но никакого толку.
Твой мозг плешив. Коль выпали иголки,
Нет остроты. Я ухожу домой.

Не может Космос мыслить некрасиво.
Нет натяженья струн под челноком.
Что, заедаешь водку чесноком,
А после запиваешь теплым пивом?

Темнеет солнце, тусклый звездный свет
Издалека приносит нам загадки.
Мы все уходим. Горьки или сладки
Нам пораженья? Но ответа нет…

Прощай, Учитель. Дел невпроворот.
Ты – прошлое мое. За все спасибо.
Ну что ж… иди… покуда хватит силы…
Потом увидишь всё… наоборот…

***


Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования