стихи

Роберт Хилльер Сонеты: XIII - XXIII

Роберт Хилльер Сонеты: XIII - XXIII

Роберт Силлимэн Хилльер Сонет XIII.
(Перевод с английского).

В смятенье ты, все мысли - как в раздоре.
И пользы нет во всех моих стихах.
Жестокая судьба, внушающая страх,
тебя ввела в неслыханное горе.

Любовь бессильна, мой талант зачах.
Готов с тобою умереть, не споря,
без передышки, без надежды. Вскоре
обоих ждёт неумолимый крах.

Ход времени влечёт людей в молчанье.
С закатом каждый голос станет нем.
Двух жизней не дано. При расставанье
свет прошлой жизни гасится совсем.
Забвенье справится с любой юдолью,
скрутив в клубок любовь и радость с болью.


Robert Hillyer Sonnet XIII.
"Poor faltering lines, my weary soul's relief"

Poor faltering lines, my weary soul's relief,
The balm of passion, opiate of pain.
A mightier hand than mine, a mightier brain,
Had wrought in you an immemorial grief.
But though my love and art both prove in vain,
Wither and die with me, I had as lief
That it were so; respite however brief
Is all-sufficient to the living-slain.

For separate voices sink at eventide,
And none survives the creeping hush of time,
Nought lives but life; the fame of them that died
Brings back no vestige of their lovely prime,
Fame and oblivion shall merge again
In nameless loves and laughter, tears and pain.


Роберт Силлимэн Хилльер Сонет XIV
(Перевод с английского).

Пусть люди видят тот разбитый храм,
что строил я со страстью и завзято,
с усмешкой и в отчаянье когда-то,
и приравняв Любимую богам.

Пусть тьма висит над тем, что было свято,
где боги пили редкостный бальзам.
Пусть от тлетворных лоз, растущих там,
исходят гробовые ароматы.

Снесите всё, когда придёт заря.
Пусть бывший храм, разрытый до основы,
раскроет вам все тайны алтаря,
но никогда не возродится снова.
Когда ж исчезнет даже след руин,
рыдать под небом стану я один.


Robert Hillyer Sonnet XIV.
"Let all men see the ruins of the shrine"

Let all men see the ruins of the shrine
That I, with passionate and holy care,
Built long ago from laughter and despair
That godly love might have a fane divine.
Let the wide wings of darkness hover where
The god of youth once drank his rarest wine,
And let the rank breath of some poisoned vine
Choke the last sigh that lingers on the air.

Hurl the white sanctuary down, and bare
Its inmost secrets to the gaze of men,
Unveil the altar to the vulgar stare,
And let none seek it build it up agin;--
Ah, when the last wall crumbles, stone by stone,
I shall go hence that I may weep alone.


Роберт Силлимэн Хилльер Сонет XV.
(Перевод с английского).

Как часто я обманут был трубою,
что в битве вдруг велит бежать назад.
Когда команда зазвучит не в лад,
так сразу ног не чуешь под собою.

Притом хитёр коварный супостат.
Он прячется в тени, вне поля боя,
чтоб налететь с внезапною пальбою
на утомлённых поиском солдат.

О Господи ! Как смерить наши силы ?
Где разыскать и сокрушить врага,
назло трубе, что не туда манила ?
Как будет та минута дорога,
когда противник не уйдёт от встречи
и спор меж нами разрешится в сече !


Robert Hillyer Sonnet XV.
"How oft the traitor trumpet sounds retreat"

How oft the traitor trumpet sounds retreat,
Beguiling my bewildered soul again,
When all the forces on the battle-plain
Are ready to do homage at my feet;
And when I fight with strength, it is in vain,
For then I find no foe before my eyes,
They lurk in shadow, waiting to surprise
My soul when it is weary and in pain.

How shall I gauge the conflict and the odds,
Misled and blinded in the midst of strife?
How shall I know mine enemy? O gods,
Grant me one moment worthy of my life,
To see at last beyond the dust and shade,
And face real foemen, strong and unafraid.


Роберт Силлимэн Хилльер Сонет XVI
(Перевод с английского).

Любовь всё жарче, в творчестве - застой.
На ум нейдут канцоны и баллады.
Стихи - как ангелы и, молча, рады,
что встретились с твоею красотой.

Ах, ласточка ! Пари, чаруя взгляды.
Диви изваянной из мрамора мечтой.
Дари плоды со слёзкой золотой.
Твори из роз бессмертные награды.

Нет слов, чтобы назвать тебя и спеть
хваленье для чудесного таланта,
с которым ты дивишь и будешь впредь
дивить весь белый свет твоим бельканто.
Ты так прекрасна, будто звёздный свет,
как свет зари. Тебе подобных нет.


Robert Hillyer Sonnet XVI.
"Even as love grows more, I write the less"

Even as love grows more, I write the less,
Impelled to speak, unable still to voice
The lyric thoughts like angels that rejoice
Attendant on thy godly loveliness.
Stay the bright swallow high in airy poise,
Carve out of stone an infinite caress,
Garner the fruits of tears and happiness,
Make bloom forever what an hour destroys,

Then shamed by such unprecedented skill
I may find words to name thee, and to sing
Such praises of thy beauty as shall fill
The listening world with floods of carolling;
Till then thou art like starlight on the air,
Or clouds at dawn, unutterably fair.


Роберт Силлимэн Хилльер Сонет XVII.
(Перевод с английского).

Твой голос - это жизнь, моя отрада.
Он - сладкое струенье ветерка.
И даже слуха напрягать не надо:
хоть издали, ты сердцем мне близка.
Смущает только лёгкая досада,
та тень, что не страшна и не резка:
ты лишь бутон среди соцветий сада -
зато милее пышного цветка.

Душа моя ! Теперь, послушав бризы,
я, наконец-то, знаю их капризы.
Мы ждём весны, несущей торжество,
и нас не удивят её сюрпризы.
Нет зеркала вернее твоего:
ты будешь в нём блистать как божество.



Robert Hillyer Sonnet XVII.
"Voice that art life to me, I almost hear"


Voice that art life to me, I almost hear
Thy sweet familiar cadence on the breeze,
At times a far call infinitely clear;
Face that art love to me, my spirit sees
In each unfolding bud of the young year
Imperfect shadows of thy grace appear,
For thou, dear one, art fairer than all these;

Soul that art part of me, at last I know
What murmurs on the wakening breezes blow,
What hand of ivory pours out the wine
Filling the cup of spring to overflow;
All beauty mirrors what is only thine,
And thou the source not mortal, but divine.


Роберт Силлимэн Хилльер Сонет XVIII.
(Перевод с английского).

Прекрасна ты, и в облике твоём
всё грациозно, от манер до платья.
Ты обещаешь мне свои объятья -
мне кажется, что стал я божеством.

Мой дух с твоим - почти родные братья,
и сердце у тебя - не снежный ком.
С тобою рядом, как пред алтарём,
я осенён бессмертной благодатью.

Не помышляй, что за скончаньем дней
мы пропадём в забвенье и в молчанье.
Раз вместе мы, мир мифов и теней
не устрашит нам души и сознанье.
Поверь: влюблённые сердца вечны.
Не то весь свет - одни пустые сны.


Robert Hillyer Sonnet XVIII.
"Lovely art thou, and everything of thine"

Lovely art thou, and everything of thine
Reflects the glory of thy noble grace;
That thou shouldst have returned my swift embrace
Has made me feel that I too am divine.
My spirit met thy spirit face to face,
Thy godlike heart has not rejected mine,
And I have been uplifted in the shrine,
And high exalted in the holy place.

Think not that thou or I shall ever fade
Forgotten in the silence of the years;
We are but one, this world of myth and shade
Shall not appall us with its dusty fears;
If Death should find the hearts whom Love hath kissed,
We never met, and nothing doth exist.

Роберт Силлимэн Хилльер Сонет XIX.
(Перевод с английского).

Весна спешит убрать весь снег с полян,
гоняясь за зимою, как за ланью,
и - будто перерыв в соревнованье -
похолодало, грянул ураган.

Вот так ты холодностью невниманья
привносишь заморозки в наш роман.
А в сердце у меня уж цвёл тюльпан,
который скомкала ты жёсткой дланью.

Когда апрель, как крепкий бодрый хлыст,
прогонит все пожухшие сугробы
и к свету развернётся каждый лист,
то в душах вытравятся все хворобы.
Смягчись и ты ! Пусть радость расцветёт !
Тогда и я воспряну от забот.


Robert Hillyer Sonnet XIX.
"Although the spring is hastening to pursue"

Although the spring is hastening to pursue
The swift white deer of winter through the glades,
Sometimes they pause for breath beneath the shades;
Then blows the frozen hurricane anew.
And so the chill of thy neglect invades
My heart, in which of late a timid few
Flowers began to spring, until there blew
This sudden storm, blighting the tender blades.

But when April at last shall put to flight
The pallid cohorts of the lingering snow,
And every leaf lifts upward to the light,
And every spirit blossoms from its woe,
Ah, then relent, and let me have my share
Of joy, and rise up radiant from care.


Роберт Силлимэн Хилльер Сонет XX.
(Перевод с английского).

Прекрасно погулять, пока роса,
весною у реки, среди простора,
где гул жужжащих пчёл, где птичьи хоры
в заутрене сплетают голоса.

Здесь пляшет леший, бойкий таратора,
укрывшись, как друид, в свои леса,
и дразнит нас по два - по три часа
игривым свистом вдалеке от взора.

Вдвоём с тобой, любимая, с утра,
я весь лучусь, как золотое поле.
Спокойная весёлая пора.
Ни горести, ни скуки, ни неволи.
Прекрасно погулять вблизи реки,
с любимою, в весенние деньки !


Robert Hillyer Sonnet XX.
"To walk beside the river in the dawn"

To walk beside the river in the dawn
Is fair indeed when spring is in the breeze,
Bird-carollings, the mumbling hum of bees
Sing matins from the dew-bespangled lawn;
And dancing there behind those druid trees,
Lurks in delight a little singing faun,
Who laughs at us, and yet is always gone
When we would trace his scattered melodies.

Alone, dear love, with thee and the new day,
Now am I radiant like the golden fields,
No distant longing and no dim dismay,
Nought but the gladness that the hour yields.
To walk beside the river is most fair
When Love is young and spring is in the air!


Роберт Силлимэн Хилльер Сонет XXI.
(Перевод с английского).

Влюблённая чета в уединенье.
И вдруг один из них проговорил:
"Мы в вырвем этой ночью у могил
бессмертный час любви и наслажденья.

Пусть с возрастом смиряется наш пыл.
Пусть страсть - в унынии и в отступленье,
но радости не знают пресыщенья...
Целуй меня, пока мы полны сил".

Луна склонилась в быстром увлеченье.
Ликует пара душ, не зная сна,
и грянул звёздный хор в небесном пенье.
Вслед - к Солнцу распростёрлась тишина...
И Солнце ярким победившим светом
воздало честь немеркнущим обетам.


Robert Hillyer Sonnet XXI.
"Two lovers stood alone beneath the night"

Two lovers stood alone beneath the night,
And, quickened with a sudden strength, one said,
"To-night is ours to snatch from out the dead
An immortality of vast delight.
When Youth has felt the touch of time and fled,
When Love in chill despair has taken flight,
There is one joy that knows not change nor blight,-
Ah, kiss me, ere the fleeting hour be sped!"

The hovering moon leaned low in rapt desire,
Two souls uprose beyond oblivion,
A shout triumphal shook the starry choir,
Then sacred silence fell, until the sun
Gazed like a victor, as he gazes now,
On the new day and the undying vow.



Роберт Силлимэн Хилльер Сонет XXII.
(Перевод с английского).

Вей, ветер, над зелёной колыбелью.
Земля проснулась, и с зарёй должны
потоком лить из кладовых весны
огонь страстей и звонкое веселье.

Я стал Ей мил ! Мы оба влюблены.
Закончилось тоскливое похмелье.
Лети же, ветер, рассыпайся трелью,
где все луга цветением полны.

Лети к холмам. Неси медовый запах.
Кричи: "Восторг ! Восторг !" Беде конец.
И нежно прошепчи на всех этапах
приветствия для любящих сердец.
Минуло горе, чем весь мир прогорк.
Лети же, ветер ! Пой: "Восторг ! Восторг !"


Robert Hillyer Sonnet XXII.
"Fly, joyous wind, through all the wakened earth"

Fly, joyous wind, through all the wakened earth,
Now when the portals of the dawn outpour
Laughter and radiant sunlight from the store
Of spring's glad passion and loud-ringing mirth.
Cry to the world that I despair no more;
Heart greets my heart, and hope has proved its worth;
Fly where the meadows swell in flowery birth,
Chant everywhere, and everywhere adore.

Circle the basking hills in fragrant flight,
Shout "Rapture! Rapture!" if sweet sorrow passes,
And whisper low in intimate delight
My love-song to the undulating grasses.
Grief is no more, Love rises with the spring,
O fly, free wind, and "Rapture! Rapture!" sing.


Роберт Силлимэн Хилльер Сонет XXIII.
(Перевод с английского).

Поверх воды торчал корявый сук.
На силуэт Луны легла заплата.
Вода в тени блестела мрачновато.
Ряд волн бежал до судна и вокруг.

Мы не смогли проститься до заката.
Мы умирали от сердечных мук.
Но как ты ни прекрасна, милый друг,
теперь любовь кончалась без возврата.

Когда нахлынет счастье, то в сердцах
кипит вся кровь, покуда сердце живо.
Когда ж избыток нежности, так страх,
что сердце вдруг погибнет от разрыва.
И всё же жизнь отдам, и к чёрту торг, -
за ночь любви, за весь её восторг.


Robert Hillyer Sonnet XXIII.
"Over the waters but a single bough"

Over the waters but a single bough
Stretches in silhouette against the moon,
The little dark waves haunt the dim lagoon
And splash against the languid-moving prow.
I should have left thee when the afternoon
Surrendered to pursuing night, for now
Too perilously dear and fair art thou,
And love too soon invoked shall die too soon.

I fear the very floods of happiness
That swell the narrow chambers of my heart,
Knowing indeed that with our first caress,
Contentment and my soul forever part;
O night of love and beauty, all the years
Shall pay for thy brief ecstasy with tears.




Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования