стихи

2-й венок короны - "Естество"

2-й венок короны - "Естество"

ЕСТЕСТВО

2-й венок короны сонетов из книги "Гирлянда"

Quaerite et invenietis (лат.)
Ищите и обрящете.(Евангелие от Матфея)


1

В мастерской, где штампуется слово,
неторопкие темпы труда,
и запас, и задел на года,
от пришествия и до другого.

Тривиальный сюжет пережёван.
Поспеши. Подключай провода.
Вдруг замкнулся и мчит в никуда
погоревшей в минуту половой.

В тягомотине страдной стихии
вперемежку благие, дурные
песнопения, трели и дичь,

взлёты страсти и вой истерии,
горы шлака и горстки удач
в вечном споре с каноном предтеч.


2

В вечном споре с каноном предтеч
бесталанно пустая ничтожность
претендует на высшую должность,
залетит, как накачанный мяч

и обратно по лесенкам вскачь.
Плодовитый базарный художник,
вытесняя соперников с пожни,
затевает то свару, то кетч.

А на кузне простые устои:
не дрожать в неизбежности боя,
если нужно, костями полечь.

Вот и греют во мне ретивое,
сыплют искры и тщатся разжечь
пара призраков, молот и печь.


3

Пара призраков, молот и печь,
сновидения были кузнечной,
вознамерились строго и вечно
улизнувшую душу стеречь,

не прощают ссутуленных плеч,
проявления боли сердечной,
обращений к микстуре аптечной,
покаянного жжения свеч.

Ободряющий аперитив,
зажигающий императив,
и подсказки не злы, а суровы:

«Укрепился, ковав да калив.
Вот и действуй-ка, как тренирован» —
выдают из разъёма и зёва.


4

Выдают из разъёма и зёва…
Что ни звук, то огонь и металл.
Печь гудела, а молот ковал
над широким простором Азова.

Моряки закрепляли найтовы.
Я ж полжизни заботы не знал,
соразмерив удар и накал,
прикипал до работы бедовой.

Ох, работа! Весёлый тамтам,
миномётно-ракетный бедлам,
сотрясение лона земного.

Удовольствие прочным бойкам
наколачивать в штабель портовый
колокольца, рессоры, подковы.


5

Колокольца, рессоры, подковы,
неизысканный ассортимент,
музыкальный аккомпанимент
для пролётки, коня и коровы.

Меломанам в камзолах парчёвых,
в позументах и алости лент
не по вкусу такой инструмент,
рукоделие бога хромого.

Тех скорее, как моль фонарями,
взбудоражишь интригою в драми
и канцонами можно завлечь.

Мадригалы сеньору и даме,
эпиграммная дробь и картечь —
погремушки прощаний и встреч.


6

Погремушки прощаний и встреч,
оды, песенки, марши и эпос —
колдовство на ритмических скрепах.
Всё, что хочешь на память сберечь,

лучше в мерную форму облечь.
Ямб с хореем — фокстроты, тустепы.
Сыщем стопы для вальса и рэпа.
Затанцуешь, лишь ног не калечь.

Собери первозданные звуки,
ликование, страстные муки,
и в симфонии увековечь.

Не сдавайся томительной скуке.
Всё гнилое поможет иссечь
закалённая в выделке речь.


7

Закалённая в выделке речь
от шлифовки и выучки в школе
рассыпается горсткой фасоли,
обращается в шутку и в скетч.

И она же — живительный ключ,
поводырь из темницы на волю,
и она же — как гром с колоколен
и лавина со вздыбленных круч.

Сплошь да рядом пустой разговор,
несусветный бессмысленный вздор
и венчается ложью махровой.

Только истина смотрит в упор,
не поступится граном святого,
сотрясти стратосферу готова.


8

Сотрясти стратосферу готова
оскорблённая нечистью честь.
Отвергает поклёпы и лесть,
а вникает поглубже да снова

да не в речи Руссо и Сент-Бёва
(афоризмов и максим не счесть),
но в благую извечную весть,
коренную плиту и основу.

Откровенье не в Марксе, не в Беркли,
не в рецептах какой-либо церкви,
раз у каждой особенный путь.

Сам, покуда глаза не померкли,
роюсь в фактах, хочу отомкнуть
в глубине затаённую суть.


9

В глубине затаённую суть
от момента рождения ищут
микроглазки и макроглазища,
только плотных пелён не проткнуть.

Следопыты пускаются в путь:
в небе звёзды и нож в голенище.
Спелеологи в старых кострищах
шевелят кайнозойскую жуть.

Потревожена горным комбайном,
в долгом поиске, либо случайно,
не зевай, прояснится чуть-чуть,

засквозит сокровенная тайна.
Вот мелькнула и снова верть-круть,
интригует в нутро заглянуть.


10

Интригует в нутро заглянуть,
утрудить недреманное око
сам феномен и вся подоплёка:
молоко — и кормящая грудь,

штрихшкала — и подвижная ртуть,
сам напор — и причина потока,
притягательность речи пророка —
и на что он стремится толкнуть.

В непроглядной пучине причин,
в перспективе страшащих кончин
разбираются мудрые совы,

а бескрылым препятствует тын.
И непросто пробраться в альковы,
в естество, под щитки и покровы.


11

В естество, под щитки и покровы,
сквозь лазейки, где тесно для рук,
углубляются щупы наук,
рубят окна, ломают засовы.

Как бы ни был секрет упакован,
проникают то датчик, то крюк,
то для глаза отыщется люк,
то для хитрой оснастки очковой.

Изучаю основы творенья,
открываю ведущие звенья,
ворошу философскую нудь.

Проверяю чужие ученья.
Легковесные хочется сдуть.
Вот, сбиваю флективную муть.


12

Вот, сбиваю флективную муть,
обнажаю шершавые корни
в их исконной естественной форме,
так что, кажется, взбей, взбаламуть,

там, где надо распластай и сгрудь,
обкарнай, разложи и одёрни,
сообразно логической норме,
сможешь древнюю свежесть вернуть.

Но — увы! — не ура, а афронт.
Не сдаётся лексический фонд.
Модернистский наскок забракован,

и в итоге не штраф, так дисконт.
Не спадают со слова родного
аффискальные шлеи-понёвы.


13

Аффискальные шлеи-понёвы
на поверку важнее корней.
Что сильнее, металл или клей?
Морфология клей образцовый,

интонация — кабель свинцовый,
так что строй и вяжи попрочней,
гни, склоняй и спрягай, не робей,
вникни в Даля, читай Ушакова.

Предприняв неудачный заплыв,
словоновшество ткнулось о риф.
Дыр-бул-щил обернулся хреново.

То ли дело печение рифм!
Поскакали — багровы, лиловы —
на поддоны и вымост подовый.


14

На поддоны и вымост подовый,
было дело, я сыпал металл,
по программе калил и ковал,
и играла в душе босанова,

а под вечер, что тот Казанова,
отправлялся на праздничный бал,
в драмтеатры и в оперный зал
на зелёном проспекте Ростова.

Было дело, не буду роптать,
мне горячая вахта под стать,
не эстрада, не офис торговый.

Кузнецы не выходят во знать,
я взыскую чего-то иного
в мастерской, где штампуется слово.


15

В мастерской, где штампуется слово,
в вечном споре с каноном предтеч,
пара призраков: молот и печь —
выдают из разъёма и зёва

колокольца, рессоры, подковы,
погремушки прощаний и встреч.
Закалённая в выделке речь
сотрясти стратосферу готова.

В глубине затаённая суть
интригует в нутро заглянуть,
в естество, под щитки и покровы.

Вот, сбиваю флективную муть,
аффискальные шлеи-понёвы
на поддоны и вымост подовый.

1999-2000 гг.


Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования