стихи

4-й венок короны - "Идеология"

4-й венок короны - "Идеология"

ИДЕОЛОГИЯ,

4-й венок короны сонетов из книги "Гирлянда"

Mens agitat molem (лат.)
Мысль движет материю (Вергилий)


1

Добавляю звенящий состав
в суету и невнятицу буден,
а в ушах несмолкающий бубен:
телефон, телетайп, телеграф.

К микрофонам и пультам припав,
из укрытия станций и студий
канониры идейных орудий
будят Керчь, Кострому, Кокчетав.

А моя бубенцовая речь —
не будильник, не гонг, не картечь,
не зовёт от забот и сомнений.

Серебром в ненасытную печь,
слог за слогом, из рук на колени
и, смешавшись, растают в мартене.


2

И, смешавшись, растают в мартене
отголоски прошедших эпох,
ядовитый шрапнельный горох
опровергнутых жизнью учений.

Чередою сплошных наваждений
с дымным шлейфом, заразным, как чох,
прогорит подстрекательский мох,
пища смут и локальных движений.

А ведь сбылся недобрый прогноз:
необъятный имперский обоз
развалился на трудной ступени.

На трибунах раздрай и психоз,
а в моей опроставшейся жмене
трепыхание стихотворений.


3

Трепыхание стихотворений —
на замену логических схем
и крутых философских систем,
доводивших до вспышек мигрени.

Потускнели масштабные тени.
В обсуждениях жалящих тем
позабылись почти насовсем
мощный Маркс и решительный Ленин.

Мировой исторический подвиг,
низведённый наследным отрёбьем
с круч вулканов до сточных канав,

заклеймлён и оплёван сегодня.
В утешенье — «Кармен» и «Фальстаф»,
«Стенька Разин» и песни Пиаф.


4

«Стенька Разин» и песни Пиаф
через разные щели и дверцы
в смутный час прорываются в сердце,
что ни песня, то луч — звездоплав,

и уносит, с собою зазвав,
может сплавить толпу разноверцев
мощью собственных вольтов и герцев,
как не сплавит смолу автоклав.

Завихрения страстных мелодий,
пестрота изощрённых просодий
обовьют, оцепив и обняв.

В тон напевам и русской природе,
незабудки да ландыш собрав,
приплетаю к букетам купав.


5

Приплетаю к букетам купав,
уязвлённый в непонятом чувстве,
изъявления искренней грусти.
Ах, Гянджа, Фергана, Берислав —

города за порогом застав!
Тут барьер и таможня, там бруствер.
Потерялось днепровское устье.
Стал чужим Измаильский рукав.

Здесь распалось, в Европе сошлось.
Странно резать единую ось,
исходя из разумных стремлений.

Захотелось победствовать врозь.
А на память — букеты сирени,
сожаления, ропщи и пени.


6

Сожаления, ропщи и пени.
Не стерпеть — по живому дробят.
Как бы славно закончить разлад!
Ежедневно смотрю в бюллетени.

Переменная копотность прений,
а разбитые звенья скрипят.
Где ж лекарство, чтоб вытравить яд?
В феррохроме, в сурьме, в молибдене?

Учредят монархический трон?
Доканают злосчастный Сион?
Расстреляют другие мишени?

И сложились в бедлам и трезвон,
в мельтешение диких решений
все зигзаги моих настроений.


7

Все зигзаги моих настроений
вырастают из стольких причин,
что не смерят ни пуд, ни аршин,
и ни градус, ни рубль не оценят.

Нужен свежий берёзовый веник,
чтобы сбить треволненья и сплин.
Жёсткий веник нежнее дубин
и полезнее для поучений.

У меня бы в чести и фаворе
был рачительный школьный историк,
чтоб вбивал да вбивал, как устав,

с непреложностью фактов не споря,
в память юных пижонов и пав
гнев Цусим и восторги Полтав.


8

Гнев Цусим и восторги Полтав!
Верность в дружбе — основа викторий.
Поражения — поводы к ссоре.
К неудачам плюсуется штраф —

бунт окраин с парадом булав.
Дайте волю в кремлёвской конторе
самозванной беспринципной своре —
вспухнет перечень микродержав.

Всероссийский корабль поюлил
вкривь и вкось без руля и ветрил,
изувечен от гонок и давок.

Ремонтёры выходят из сил,
рассылают легавых и шавок
для подбора крепящих добавок.


9

Для подбора крепящих добавок
в смятый корпус железных идей,
задолблённых с отроческих дней,
составляю реестры заявок.

Роюсь в пачках технических справок,
тереблю многомудрых людей.
В макраме скороспелых идей
светят петли старинных удавок.

При развязках тугого узла,
в состязаниях блага и зла
не уйти от решительных ставок.

Разбираюсь: какая взяла?
Натыкаюсь на оспины явок.
патрулирую книжный прилавок.


10

Патрулирую книжный прилавок,
превращаю жилище в музей,
склад газет и журнальных статей
и — увы! — не о пользе пиявок,

не о дружбе цветов и козявок,
о разгуле идейных страстей.
Вот бы мне, как иной книгочей,
ворковать от прикольных забавок!

Отчего-то о судьбах империй
в размышлениях тужится череп,
будто там завертелся бурав.

Рассуждаю о духе и вере,
над холмами томов недоспав.
Реагирую зло и стремглав.


11

Реагирую зло и стремглав,
а в запасе всего лишь трюизмы.
Верный опыт сведён в афоризмы:
«Краше рая прохлада дубрав».

«Сладок воздух росистых отав».
«Нет предела милее отчизны».
«Наступай, не страшась укоризны».
«Одолел — так и думай, что прав».

Безусловная мысль коротка,
как внезапный порыв ветерка,
и не любит изъятий и вставок.

Слово — капля, а в связке — река.
Вот ныряю без маски и плавок —
обретаю искательский навык.


12

Обретаю искательский навык,
добываю едучую соль.
Постигаю реальную роль
кафедральных престолов и главок

и лиричных Наталок Полтавок
в единении мыслей и воль
при вхожденье в иную юдоль
через дым и огонь переплавок.

Взвешу трусость, измерю гордыню,
а стремлюсь к золотой середине
меж заслугой и манной халяв.

Жду удачи в плетёной корзине.
Запою и станцую,сыскав,
и добыча не прячется в шкаф.


13

И добыча не прячется в шкаф,
ни в подвалы, ни в скрыни, ни в риги.
Вся затем, чтобы выстроить в книге
то, что выплавлю,перемешав,

чтобы чёткая правильность граф
не служила лжецу и сквалыге,
чтобы разум катил на квадриге,
но продумывал каждый параф.

Узловые опоры созвучий —
будто кочки в трясине зыбучей,
самородки в кромешности лав.

Уповаю на труд и на случай.
Торжествую, найдя и подняв.
Струйки строчек связуются в сплав.


14

Струйки строчек связуются в сплав,
отражение подлинных фактов,
направление будущих трактов,
утверждение подлинных прав.

На целебных корнях настояв
сладкий сок разрешённой загадки,
разолью квинт-эссенцию в кадки.
Веселитесь Нюф-Нюф и Наф-Наф!

Прилетят голубки и голyбки.
Заработают медные ступки
для толчения пряных приправ.

Так и грежу: в тяжёлые кубки,
запасённую ёмкость подав,
добавляю звенящий состав.


15

Добавляю звенящий состав
и, смешавшись, растают в мартене
трепыхание стихотворений,
«Стенька Разин» и песни Пиаф.

Приплетаю к букетам купав
сожаления, ропщи и пени,
все зигзаги моих настроений,
гнев Цусим и восторги Полтав.

Для подбора крепящих добавок
патрулирую книжный прилавок,
реагирую зло и стремглав.

Обретаю искательский навык,
и добыча не прячется в шкаф.
Струйки строчек связуются в сплав.

1999-2000 гг.


Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования