стихи

9-й венок короны - "Разбитая скрижаль"

9-й венок короны - "Разбитая скрижаль"

РАЗБИТАЯ СКРИЖАЛЬ

9-й венок короны сонетов из книги "Гирлянда"

In corpus humanum pars divini
spiritus mersa (лат.)
Часть божественного духа, нисшедшая
в человеческое тело.

1

В непалящем свеченье куста
(непролазны, колючи и дики
тёрн, шиповник, мотки ежевики) —
озаренье сквозь редь решета.

Отвернись! Поразит слепота.
Напрорыв через смирные блики
золотые лучистые пики,
будто в воду ныряют с моста.

Не карабкайся — тягостный труд.
А упрямые ноги несут
вверх и вверх торопыг-коротышек.

И простор и величие тут,
и суровой опасностью пышет
на горе помощней и повыше.


2

На горе помощней и повыше,
оглянувшись окрест, созерцай
окружающий вздыбленный край,
не ласкающий запахом пышек.

Тут лишь всплески бесчисленных вспышек,
если луч упадёт невзначай
на ледник или снежный растай,
где колышется водный излишек.

Заберёшься и честно считай
эту гору горою Синай
в окруженье холмов и холмишек.

Хочешь — Хорив-горой называй.
Здесь потоки чудных многостиший
я в слепящем сиянье услышал.


3

Я в слепящем сиянье услышал
ручейки из-под тающих льдин
и рождение снежных лавин
от падения вызревших шишек,

от пробежки норовистых мышек
по уклонам пустых котловин.
И шумит деловитость долин,
утром громче, а вечером тише.

Выше уровня лавра и розы
зона сосен и зона берёзы,
ниже льдов — травяная тахта.

Там, где прыгают горные козы,
вся магнитной росой облита,
будто в искрах, шуршит береста.


4

Будто в искрах шуршит береста.
Будто ток меж анодом с катодом,
зарядив атмосферную воду,
вызвал трепет и шорох листа.

Здесь тугая моя немота
обнимает живую природу,
добавляет духовную коду
к строфам взмывшего в небо хребта.

А в итоге нестройной размовы
ближних звуков и дальнего рёва
вдруг из недр колотун-суета,

грозный рокот с небесного крова
и мираж, и в ушах — грохота.
Прямо в ноги упала плита.


5

Прямо в ноги упала плита.
Диво дивное. Странное чудо.
Самозванно и вдруг ниоткуда
и разгадки не сыщешь спроста.

Не об этом была маята.
Не про это звенела посуда.
Не бывало рожечного гуда
и не тренькали струны альта.

Без прошенья пожаловал дар,
воплощенье таинственных чар,
непостижных для слабых умишек,

из небесных ларей-закомар,
где охрана не спит и не дышит,
из неведомой каменной ниши.


6

Из неведомой каменной ниши
объявилась весомая кладь,
чтоб наглядным свидетельством стать,
видно, срок предназначенный вышел.

Так вот золото старых кубышек
вдруг блеснёт — умудрись раскопать.
Так, бывает, возникнет тетрадь
и иную историю пишет.

И моя богоданная весть —
не поднять, не снести, не прочесть,
припечаталась, смерч не колышет.

Нечто хрупкое, вот оно, здесь,
как сосулька на радость мальчишек
с фантастической радужной крыши.


7

С фантастической радужной крыши
кто-то смотрит, как мерно юля
панорамная наша Земля
чередует красоты Буль-Миша

и портовую синь Могадишо
с многостильным убранством Кремля.
С высоты все дубы-тополя
будто россыпь рулеточных фишек.

И повсюду галдят нувориши,
поглощают паштеты и кныши,
и экраны меняют цвета

зазывной неустанной афишей.
А небесных огней пестрота
рукодельным манкам — не чета.


8

Рукодельным манкам не чета
и скрижаль, порождённая в бездне,
в толчее сопредельных созвездий
Рыб, Пегаса, Овна и Кита.

А наружных зеркал чистота
недоступна для шкурок и лезвий.
Столько блеска. Яви — и исчезнет
в загребущих объятьях плута.

Я небесной плиты не сберёг,
погубил, поспешив наутёк
по неровным гребням диабаза.

Не поднял, кантовал и волок,
а плита покатилась, как ваза,
не спеша, постепенно, не сразу.


9

Не спеша, постепенно, не сразу,
будто тянет подвязанный трос,
будто кто-то увлёк и понёс
дар небес и причину экстаза.

Было - нет! Ни к чему скалолазы.
Врассыпную, как стайка стрекоз
разлетелись под дикий утёс
аметисты, шпинели и стразы.

Пронеслись, не блюдя череды,
изумруды чистейшей воды.
Хризолиты, рубины, топазы

прозвенели сигналом беды,
простонали расстроенным сазом,
будоража и сердце и разум.


10

Будоража и сердце и разум
погружает нас в море химер,
заплетает в мелодии сфер
обаяние опер и джаза.

С наркотической силой рассказа
не сравнятся Ривель и Обер,
Мендельсон, Берлиоз, Мейербер,
все ваятели, все богомазы.

Всех сильней стимулятор-отрава,
побеждающий всех и по праву,
порожденье гортани и рта.

Так и хлещет всесильная лава,
покорившая мир наркота
сквозь открытые слову врата.


11

Сквозь открытые слову врата
говорит, как огонь высекает,
беспощадная воля мужская.
Поминутно итожит счета.

Не удержишь. Пряма и крута,
возражения прочь отсекая,
как метущая вихри и стаи
неуёмная лопасть винта.

А подчас и иной оборот.
Слог радушием нас обоймёт
и пристанет прочнее заразы.

Вот гадаю, куда уведёт.
Выверяю исходную базу,
непонятную первую фразу.


12

Непонятную первую фразу
на невнятном чужом языке
кто-то чётко сказал вдалеке,
как лихую команду спецназу.

И как будто в пустыне Хиджаза
увязаю в горячем песке.
И как будто в своём кулаке
ощутил оголённую фазу.

А затем изменяется голос.
Появились задор и весёлость.
Ясность. Внятность. И как от хлыста,

скорлупа глухоты раскололась.
И защёлкала птица-мечта,
в слоге ясь и одна доброта.


13

В слоге ясь и одна доброта,
порождение искристой дали,
утоление долгой печали
и литых аксиом прямота.

В слоге честной судьбы полнота
и упругость прокованной стали,
в сочетании с нежностью шали
и врачующей хваткой бинта.

А, казалось, в единую связку
не сплетаются сила и ласка,
мягкость шали и твёрдая сталь,

но сбывается дивная сказка,
и напутствие ангельских стай
изронила сама высота.


14

Изронила сама высота.
Нет, не звуки, а семя надежды.
Оттого и заискрились вежды,
словно райская дверь отперта.

Сердце бьётся, настроившись в такт
вновь пришедшей, неведомой прежде
даже мудрым жрецм Стоунхенджа
вере в мчащие дальше лета.

Переменно течение речек.
То тусклее, то яростней свечи,
то мутнее, то чище кристалл.

Что прочувствовал давний предтеча,
распознавший благие уста
в непалящем свеченье куста?


15

В непалящем свеченье куста,
на горе помощней и повыше,
я в слепящем сиянье услышал,
будто в искрах шуршит береста.

Прямо в ноги упала плита -
из неведомой каменной ниши,
с фантастической радужной крыши -
рукодельным манкам не чета.

Не спеша, постепенно, не сразу,
будоража и сердце и разум,
сквозь открытые слову врата

непонятную первую фразу,
в слоге ясь и одна доброта,
изронила сама высота.

1999-2000 гг.


Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования