стихи

Сцена из "Фауста"

Сцена из "Фауста"

ФАУСТ

Мне страшно, бес.

МЕФИСТОФЕЛЬ

Что делать, Фауст?
Познанья страстью заражён,
Ты сам нарвался на рожон.
А я всего лишь соблюдаю
Наш уговор – и доставляю
Тебя в неведомы края,
Куда стремит душа твоя,
Куда желанье расположит.

От века этот край таков –
Никто его понять не может.
Столетиями он тревожит
И мудрецов, и дураков.

Ты пожелал – я подчинился.
И вот, быстрее птичьих стай,
Вдвоём с тобой переместился
В студёный московитский край.

Я, упредив твоё желанье,
Во тьме веков пробил окно:
Ужал не только расстоянье,
Но с ним и время заодно.
Молниеносен был наш бег –
Мы прибыли в двадцатый век.

ФАУСТ

А где туземцы-московиты,
Что бородаты и сердиты?
Их что-то здесь не вижу я.

МЕФИСТОФЕЛЬ

Угомонись, душа моя.
Обычай, видно, изменился –
Народ постригся и побрился.

По виду, стати, платью, вере
Он стал от нас неотличим.
Он ночью спит, проходит в двери,
Молчит, когда и мы молчим.

Здесь любят хлеб, вино и мясо,
Здесь нос имеют между глаз,
И даже протяжённость часа
Такая точно, как у нас.

ФАУСТ

И та же вера?

МЕФИСТОФЕЛЬ

Близко. Впрочем,
Внесу поправку я зараз:
Мы ставим точки после фраз –
Они кончают многоточьем.

У них бывает мысль смела,
Но нет решимости в заводе.
В словесном тонут половодье
Все планы, мысли и дела.

У нас за всё в ответе кворум,
Собранье лиц, совет, конклав.
Они же голосуют хором,
Решенье одному отдав.

Здесь только видимость согласья
В правленье палки и кнута.
Здесь и приветствуют Христа,
И распинают в одночасье.

Царя небесного, увы,
Чтут ниже, чем царя земного…
Но это все давно не ново –
Ведь рыба тухнет с головы.

ФАУСТ

Слуга злодейства, что-то слишком
Ты заступаешься за тех,
Кто в чёрте видит только грех!

МЕФИСТОФЕЛЬ

Приятель, пораскинь умишком.

Я милосерден. Я бы мог
Спасти их всех от бедствий разом,
Но нынче не в почёте разум,
И лишь одна надежда – Бог.

ФАУСТ

Так помоги!

МЕФИСТОФЕЛЬ

Ты дуралей!
Принять спасение от чёрта?
Страна, профессор, не реторта,
Какую смесь в неё ни влей…

Давным-давно, завет храня,
Они замешкались немного:
Из государства выбив Бога,
Забыли выкинуть меня.

Свиньёй неблагодарной слыть
Я не могу, не полнюсь чванством.
Я здешним одарён гражданством,
Могу избрать и избран быть.

Мне здесь по сердцу простота.
В какой стране – о, вот задача! –
Я мог вольнее жить, не пряча
Рогов, копыт или хвоста?

Пойми же: чёрт совсем не плох
Хотя бы тем, что изначально
Он богоравен, и формально
Он Бога заменить бы мог.

Но ваша проповедь от века
Шипит ехидною змеёй:
Равняет с чёртом человека,
А Бога ставит судиёй.

ФАУСТ

Софист завравшийся, ты ловок,
Но я тебя разоблачу,
Пока мне это по плечу…

МЕФИСТОФЕЛЬ

Одежды требуют обновок.

Продолжим рассужденья нить,
Раскроем настежь псевдонимы.
У них глаголы «жить» и «пить»
Давно взаимозаменимы.

Вот приложившийся к отраве –
Поёт и пляшет невпопад.
У греков пьяный – Богу равен,
У них – сам чёрт ему не брат!

Ко всем чертям и к чёрту в глотку
Здесь посылают всех подряд.
Услышь – меня боготворят
От околотка к околотку,
И лишь тогда похвалят водку,
Коль выпив, дьявола узрят.

ФАУСТ

Тебе бы только острословить.
Ты сам от парадоксов пьян.

МЕФИСТОФЕЛЬ

Ах, это небольшой изъян!
Умеешь есть – умей готовить.

Я часто вежлив, редко груб,
И на людей имею зуб.

От несваренья грубой пищи,
Сглотав её почти сырьём,
Народ сидит на пепелище
В роскошном рубище своём.

Народоправству нужно время –
Остыть, перекипеть в борьбе,
Чтоб всяк холоп в иной системе
Нашёл бы барина себе.

Сам посуди: где взяться ладу,
Когда, от скуки нашаля,
Дурак-пастух сломал ограду
И стадо выпустил в поля?

ФАУСТ

Пастух и стадо! Кнут и палка!
Старо!

МЕФИСТОФЕЛЬ

Старо? Я дам ответ!
Мне этот люд чертовски жалко,
По-человечески же – нет.

Живя тупым общинным раем,
Плодя лентяев и воров,
Народец всё же несгораем,
Не болен, хоть и не здоров.

Но он, устав от тягот мира,
Забыв, что времена не те,
Всё ждёт целебного клистира
В своей соборной простоте.

Коль под кадык уже подпёрло
И кровь сосуды рвёт, стуча,
Не проще ль сунуть палец в горло,
Чем ждать казённого врача?

ФАУСТ

Кого имеешь ты в виду?
Судьбу страны – в какие руки?

МЕФИСТОФЕЛЬ

По строгим правилам науки
Я рассужденье проведу.

Распад империи на части –
Итог всех подъяремных лет.
У власти цели, кроме власти,
Не будет, не было и нет.

Не может жить страна большая,
Дурацких дел не совершая.
Дома и люди – всё гроба,
А власть верховная слаба.

Им сеять смерть давно не внове.
От подземелий и до туч
Потребен рост могильных куч.
Они, на лоб вздымая брови,
Хотят войны, судьбы и крови –
Имперский клоп зело вонюч!

В клопиной давле толку мало,
И всех передавить слабо.
Едва начнут давить, бывало –
Европа закричит: тубо!

Те, кто мечтает стать столпами,
Поначитавшись разных книг,
Иль будут съедены клопами,
Иль сами обратятся в них.

Невытравим клопиный норов.
Клопы не любят разговоров.
Ползи, кусай, глотай, пока
Не разопрёт тебе бока.
А если меткая рука
Тебя по стенке вдруг размажет,
То про тебя споют, расскажут
И пожалеют дурака.

В отличье от людского роду,
Клопам не будет переводу.
Они, одну лишь кровь любя,
Не станут жрать самих себя.

Крепись, державная Россия!
Уж за обоями мессия!
Грядёт и злато на крестах,
И зуд в общественных местах!

Клопы едят и государей,
Как настаёт клопиный срок.
В самой окраске этих тварей
Есть политический намёк…

ФАУСТ

Ой, чешется!

МЕФИСТОФЕЛЬ

Ага, свершилось!
Впрямую, заживо едят!

ФАУСТ

Я трепещу. Скажи на милость,
Как нам покинуть этот ад?

МЕФИСТОФЕЛЬ

Душе не должно ведать страха.
Как в кабачке Ауэрбаха:
Сначала сделаем интим,
Потом на бочке улетим.

(В сторону).

Прости-прощай, страна печали,
Шестая часть большой земли!
Не хочешь, чтоб клопы сожрали –
Молись, чтоб черти унесли!




Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования