Посв. Р.Бредбери, Володе, Тане, Оле

Посв. Р.Бредбери, Володе, Тане, Оле


Босиком - никогда,
потому что темно и так далее,
но трава пролезает
сквозь круглые дырки в сандалии,
и цикада звенит,
расширяясь до черного космоса,
и, сужаясь до точки,
до линии тонкого колоса -
вертикального, горького,
если сжевать до соцветия.
А в соседнем окне,
в детской комнате Тома и Квентина
дышит кто-то большой и прозрачный,
и шторы шевелятся.
Я внутри темноты,
и что утро наступит - не верится.
А вдали, за холмом,
эстакада гремит, и сияние
делит небо и землю,
и противоречит слиянию.
Вид такой из окна не у каждого, -
как повезет…
Электрическим заревом
прочно прошит горизонт.
Я стою неподвижно,
задрав подбородок к дрожанию
желтых звезд, одуванчиков космоса.
Каской пожарною
молчаливо и строго
сияет большая луна.
И кузнечик сидит
на некрашеной раме окна.
Я бегу по дороге,
петляющей по измерениям,
превращаясь в свои отражения
и в параллельные
невесомые жизни,
а рядом смеются над временем
одуванчики, принадлежащие
нашему племени -
мне, тебе и уехавшим в Мэн на каникулы людям.
Это всё - метафизика наших коротких прелюдий,
это музыка теннисных туфель,
вираж велотрека.
Лето, штат Иллинойс
первой трети двадцатого века.



Объявление
сборник стихов, текстов песен популярных российских, украинских и зарубежных исполнителей
Яндекс цитирования